Потомки Р.Э. Классона в Электрогорске

 

В Электрогорске 6 октября открыли памятник моему деду — основателю города и строителю электростанции «Электропередача» Роберту Эдуардовичу Классону.

Темпы возведения этого памятника по меркам нынешней России просто невероятные: в феврале был открыт закладной камень, а в сентябре памятник уже стоял на привокзальной площади.

Перед мэром города Денисом Семёновым стояла задача, как я понимаю, архисложная. Территория, на которой стоит памятник, предназначалась под ресторан быстрого питания «Макдональдс», несколько лет назад был об этом подписан договор. Этот договор надо было расторгнуть. Думаю, это было нелегко. Затем надо было вписать памятник в пятачок между высоковольтной ЛЭП, теплотрассой и линией спецсвязи, которая здесь проходит. Параллельно шло изготовление модели в мастерской скульптора Иннокентия Комочкина, а потом – самого памятника на заводе. А поскольку памятник делали за бюджетные деньги, то еще надо было выполнить большое количество процедур и оформить немалый объем документов. В наше время документы оформляются зачастую дольше, чем само дело делается.

Считаю, что со стоявшей перед ними задачей городские власти справились грамотно и быстро. Как когда-то строил электростанцию и поселок Роберт Эдуардович.

На открытие памятника съехалось небывалое число потомков Р.Э. Классона. Большинство из них было в Электрогорске впервые в жизни.

Мы шли по улице Ленина, любовались старыми деревянными домами, сохранившимися со времен Электропередачи, и вспоминалась заметка в га­зете «Вечерняя Москва» от 14 августа 1928 года, в которой корреспондент рассказывал о добыче торфа в Электропередаче и о том, какое впечатление на него произвели поселок, электростанция и болотная бескрайняя ширь.

***

«Конечно, это глушь. Но глушь странная, какие бывают только в далеких Америках или в полусказочных странах.

От Павлово-Посада до электростанции имени Классона вас мчит новенькая, аккуратная автодрезина, весь путь смешно пятящаяся задом и покрывающая в 15 минут 16 километров. Подкатывает эта дрезина к новенькой же станции, выстроенной в стиле современных городских построек — простой, просторной, светлой и чистой.

Гигантским нагромождением неведомых стилей высится огромное здание электростанции. От него змейками, сверкающими на солнце, уползают вдаль рельсы узкоколейки, по которым неутомимо шныряют игрушечные паровозики и веселые дрезины.

Странная это глушь, в которой каждый тупик залит яркими потоками электрического света, в которой провода установок телефона и радио тянутся в беспредельную ширь туманных и сырых полей.

И все-таки это глушь. Глушь потому, что нет тут ни одной мощеной улицы, ни одного плохонького даже извозчика, ни одной жилой постройки из камня.

Глушь это и потому, что там, куда уходят пути узкоколейки; там, куда тянутся провода телефона и радио; там, куда мчатся поезда и дрезины — на многие и многие километры залегло болото.

К этому болоту стремятся люди, вагоны и вагонетки. Этим болотом живет и дышит — в буквальном смысле живет, и в буквальном смысле дышит — весь чистенький деревянный поселок и сама электростанция, тревожащая по утрам ­болотную тишь зовом гудков.

Это болото — особенное болото. Это болото — которое горит!»

***

А теперь на этом месте — славный город Электрогорск.

М.И. Классон

(внук Роберта Эдуардовича Классона)