Мусорная реформа

 

В России стартовала мусорная реформа. Население Электрогорска заметило ее по строке в платежке ЖКУ и появлению новых контейнеров для сбора мусора. Мусор у нас по-прежнему вывозится, а сумма к оплате, хоть и увеличилась, но не вызвала среди жителей нашего города больших волнений.

Однако известно, что по стране прокатилась волна протестных митингов: против повышения тарифов на вывоз мусора, против вывоза мусора из одних регионов в другие, против мусоросжигательных заводов и против мусорной реформы вообще.

Так в чем же суть мусорной реформы и что нас ждет в ближайшем будущем?

 

В советское время существовала стройная система сбора и переработки мусора. Стеклянные бутылки сдавали в специальные пункты приема стеклотары, металлолом и бумагу собирали и сдавали в пункты приема утильсырья. Получалось, что мусор предварительно сортировался естественным образом, и на свалки его поступало в десятки раз меньше, чем сейчас.

Система рухнула в «лихие девяностые». Именно тогда прекратилось повторное использование макулатуры и сбор вторсырья. А в нагрузку еще и отходов стало больше — появилось большое количество пластика и полиэтилена. От мусора стали избавляться, создавая стихийные свалки.

Суть реформы, по словам одного из ее авторов: «Собирать раздельно, сортировать глубоко, возвращать в народное хозяйство отсортированный отход для повторного использования и как можно меньше захоранивать».

Правительство РФ считает, что проблему можно решить созданием современных мусороперерабатывающих заводов. А свалки и полигоны должны быть постепенно ликвидированы.

В Европе до 50 процентов отходов идет в переработку, а в России — пока только 3 процента. Сфера производства из вторсырья у нас еще не развита, налажено пока вторичное использование макулатуры, цветных и черных металлов, а пластик, например, и даже шины, переработать в какие­нибудь полезные изделия мы пока не умеем.

Итак, о реформе заявлено, но инфраструктура не создана, полигоны пока никуда не делись, а мусор начали вывозить из Москвы и Подмосковья в другие регионы. Естественно, эти факты не могли не вызвать протест населения.

 

Но зато у нас ввели новые тарифы!

Тарифы теперь утверждаются руководством региона, в разных регионах они разные. Из чего складывается цена вопроса, вряд ли кто­то сможет толково ответить, но, что несомненно, тарифы будут расти.

Платить за вывоз и утилизацию мусора будут теперь все, в том числе и владельцы загородных домов, дач, коттеджей, члены садоводческих объединений и гаражных кооперативов. Даже если ваш загородный дом находится в глухой деревне, или отрезан от всего мира и стоит на берегу озера — все равно должны платить.

Граждане начинают задаваться вопросом, почему они должны платить по новым, повышенным в разы тарифам за старую услугу?

Поэтому и возникают митинги протеста, в которых объединяются разные политические силы.

Партия «ЯБЛОКО» заявляет:

«Проблема мусора приобрела в России угрожающие масштабы. <…> Перерабатывается менее 4% бытовых отходов, остальное складируется на свалках, заражая почву, воду, воздух и отравляя здоровье людей. <…> Мы уверены, что проводимая государством мусорная псевдореформа не только не решает саму проблему, но и перекладывает финансовую нагрузку на граждан.

<…> Партия «ЯБЛОКО» всю свою историю последовательно отстаивает гарантированные Конституцией РФ экологические права граждан. <…> Мы убеждены, что россияне не менее ответственны за свое будущее, чем немцы или датчане: уже сейчас 92% граждан выражает готовность сортировать мусор. Государству лишь необходимо сделать шаг навстречу — создать инфраструктуру и рассказать, как ею пользоваться».

Партия «ЯБЛОКО» предложила свою программу по обращению с отходами, которая позволит к 2030 году перерабатывать до 70% бытовых отходов, снизить количество подвергаемого захоронению мусора на 80% и создать более 250 000 рабочих мест.

Николай Игоревич Рыбаков, эколог, заместитель председателя партии «ЯБЛОКО» считает, что вместо очередной неповоротливой структуры в Москве с огромными полномочиями надо создавать систему экономических стимулов и экологических ограничений, закрепленную в законе, чтобы система обращения с отходами выстраивалась на основе инициативы частного бизнеса и местных властей, а не на указе президента. Н.И. Рыбаков констатировал отсутствие реальной мусорной реформы, за которой на сегодняшний день по факту скрывается банальный вывоз столичного мусора в другие регионы и превращение городов периферии в помойки.

Александр Анатольевич Колотов, член Федерального совета партии «ЯБЛОКО» от Красноярского края, эколог, эксперт, считает: «Чем дальше будет продвигаться мусорная реформа, тем больше новых вопросов будет возникать. Если на них дадут адекватные ответы и предложат приемлемые решения, то у реформы есть шанс стать частью нашей жизни. Если нет, то, видимо, мусорная реформа останется только в виде механизма перераспределения платежей за вывоз мусора — не более.

<…> Если мы сейчас начнем хотя бы разделять пищевые и непищевые отходы, раздельно их вывозить и утилизировать, это уже даст колоссальный эффект. Пока же мы имеем то, что имеем. Надеюсь, это промежуточный этап на пути к разумному и раздельному сбору отходов».

 

Мусорная реформа вызвала серьезную критику также и других парламентских и непарламентских партий.

Некоторые из единороссов считают, что накапливается ущерб, образуются новые свалки, горит и не восстанавливается лес, растет напряжение в обществе.

Коммунисты уверены, что произойдет рост тарифов в несколько раз.

«Справедливая Россия» критикует раздельный сбор и сортировку мусора: сложно доставлять, нет инфраструктуры, отсутствует заинтересованность жителей.

В ЛДПР выразили обеспокоенность эффективностью трат денег, собранных региональными операторами с населения.

Члены партии «Патриоты России» подняли вопрос о реакции людей на строительство «мусорной» инфраструктуры: есть ли программа по работе с населением, чтобы предотвращать протесты?

 

Однако министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Николаевич Кобылкин оптимистичен.

Это: «сложнейшая реформа, может быть, одна из самых сложных в истории страны. <…> Я считаю, одно только то, что мы начали реформу — уже хорошо». По его словам, в числе главных реализуемых мер — строительство инфраструктуры по переработке ТКО, создание реестра полигонов, эксплуатация которых началась до реформы, а также контроль за установлением тарифов. В результате, обещает Д.Н. Кобылкин, к 2024 году доля отходов, направленных на обработку, должна составить 60%, а экологическая ситуация — значительно улучшиться.

На этой оптимистической ноте мы и остановимся.

Глеб Борисов

(материал подготовлен по публикациям в Интернете)