Хирурги… (мнение)

Когда-то в одном из номеров городской газеты «Госьбужье» была статья про хирурга нашей больницы Роберта Семеновича Штейн-Бернштейна под названием «Хирург от Бога». И мне захотелось написать про другого хирурга, который в 1999 году спас мне жизнь, — Мельникова Евгения Борисовича. Прошло уже 20 лет, а я до сих пор не могу забыть тот случай, когда один хирург чуть не столкнул меня в могилу, а другой из нее вытащил.

В декабре 99-го я получил серьезный ожог груди и живота крутым кипятком и угодил на больничную койку. Лечащим врачом был назначен хирург, фамилию которого не хочу называть — он до сих пор работает. В числе прочих лечебных процедур им было предписано внутривенное вливание под названием желатиноль. Медсестра поставила у изголовья стойку с полулитровым пузырьком этого раствора, вколола в вену иглу, укрепив лейкопластырем, и удалилась.

Минут пять прошло спокойно, затем в ушах появился какой-то странный звон, а перед глазами поплыли желтые круги. Сначала я не придал этому особого значения, но когда стало тяжело дышать, поневоле попросил соседа по палате позвать медсестру. Когда она пришла, я уже задыхался. С криком всплеснув руками, она выдернула из вены иглу и побежала за врачом.

Моего лечащего горе-хирурга на месте не оказалось, и ей пришлось вломиться в операционную в самый разгар операции в исполнении Мельникова Евгения Борисовича. Выслушав ее сбивчивое сообщение, он прервал операцию и устремился в нашу палату. Сознание мое уже меркло, но я все же хорошо помню его четкие команды медсестрам типа «вколоть то-то и то-то», помню, как мерили давление, и аппарат показывал 40/0 (!) вместо моих обычных 120/80, помню, как он кричал мне в ухо: «Вы меня слышите? Отвечайте!». Помню, как меня вырвало прямо на пол, и как я неистово матерился в промежутках между «извержениями».

Так что этому Хирургу с Большой Буквы, Мельникову Евгению Борисовичу, я обязан ни много ни мало — самой жизнью.

Как потом выяснилось, мой лечащий горе-хирург нарушил инструкцию Минздрава РФ, предписывающую перед внутривенным вливанием проводить пробу на аллергическую реакцию организма пациента, а у меня как раз и оказалась аллергия на этот самый желатиноль. Чуть запоздай мой спаситель, и не писать мне этих строк…

Хотел было я потом подать в суд, но знакомый юрист меня отговорил.

Было ли рассмотрено ЧП со мной на пятиминутке? Сильно сомневаюсь, скорее всего, этот инцидент и за ЧП не посчитали. А ведь это просто счастливый случай, что внезапно прерванная Е.Б. Мельниковым операция обошлась без осложнений для его пациента. И это просто счастье, что меня выручил мой крепкий организм: при давлении 40/0 более чем велика была вероятность «сыграть в ящик».

Так что, господа, если вам будут назначать внутривенное вливание без пробы на аллергию (вдруг тот урок не пошел врачам впрок), — обязательно требуйте тест на аллергическую реакцию организма. Далеко не факт, что к вам на помощь придет такой профессионал, как Евгений Борисович — ведь он давно уже не работает в нашей больнице…

А. Вятич