Теплые озера кричат «SOS»

Поселок Электропередача обязан своим появлением электростанции, построенной Робертом Эдуардовичем Классоном в 1912 году на берегу природного озера Госьбужье.

Для охлаждения турбин и циркуляции воды к 1925 году на месте торфяных карьеров были созданы связанные между собой рукотворные озера — их выкопали вручную наши не очень далекие предки. Для поддержания уровня воды и организации водотока были устроены две системы подпитки озер — водокачка и труба со стороны Зеленого острова, и трубопровод из реки Шерны.

Организованный в этих озерах закольцованный водоток стал неотъемлемой частью системы охлаждения котлов станции, а сами озера — украшением города и любимым местом отдыха горожан.

Первый технический водоем, куда поступала горячая вода из станции, называли горячкой. Сюда ходили не только купаться, но и мыться. Из горячки вода поступала в следующее, второе, озеро, в котором разводили рыбу. Для борьбы с растительностью нужно было иметь травоядных рыб — толстолобика, например, или белого амура. Рыбное хозяйство таких рыб разводило и запускало в свои озера и в Стахановское озеро.

Рыба была гарантом чистоты воды и соблюдения температурного режима. Если температура или загрязнение воды выше нормы, то рыба гибнет.

За чистотой воды следила специальная служба электростанции, которая регулярно брала пробы воды изо всех озер в специальных местах отбора для химического анализа. Существовал и автоматический контроль сброса горячей воды в озера.

Чтобы вода не «цвела», каждый год с мая по сентябрь воду хлорировали. Концентрация хлора строго дозировалась специальными установками — чтобы и рыбе не навредить, и чтобы поддерживалась хорошая эпидемиологическая ситуация в городе.

На всем протяжении существования теплых озер, во избежание заболачивания, ГРЭС‑3 проводила мероприятия по их очистке от донных отложений и углублению с помощью земснаряда (прим. ред. — землесосный снаряд: плавсредство, назначение которого состоит в перекачивании размытого грунта посредством мощного насоса по трубопроводу на заданное расстояние — в трюм или на берег). Кроме того, каждый год создавались бригады, которые в течение 20 дней чистили берега — от среза воды до шоссе, собирая более 10 грузовых машин мусора, скопившегося к весне.

«Как только мы прекратим поддержание и содержание озер, они через год будут неузнаваемы, превратятся в вонючие болота», — говорили на станции.

***

Последние десятилетия администрация ПАО «Мосэнерго» отказывает руководству ГРЭС-3 в выделении средств на очистку и углубление дна технических озер. В результате мы все являемся свидетелями их заболачивания: поверхность озер и береговая зона интенсивно зарастают водными растениями. В силу аварийного состояния системы подпитки озер вода практически перестала двигаться по сложному охладительному контуру, вода пока еще подкачивается только из Шерны.

Территория озер с прибрежной полосой находится в ведении (в аренде) ГРЭС-3. Единственное, что может сделать администрация города в этих условиях, чтобы избежать образования очага эпидемиологического неблагополучия в черте города, — это почистить берега. Что и делается силами представителей бизнеса и на их личные средства.

Но этих усилий явно недостаточно. Если мы с вами, уважаемые жители Электрогорска, не предпримем всех возможных мер для сохранения озер, не будем стучаться во все инстанции, город изменится неузнаваемо: рядом с мемориалом павшим воинам, сквером, парком, Домом культуры образуется зловонная лужа — еще один источник неповторимых ­ароматов.

У нас с вами сегодня есть очень сильная мотивация добиться выделения средств на очистку озер — чтобы не позволить прямо в черте города сформироваться болотам. У нас есть еще немного времени, чтобы побороться и за сохранение ГРЭС-3 путем ее развития до уровня маневренной, экологически чистой современной ПГУ на газовом топливе.

Ольга Дорофеева