Роберт Классон и Мотовиловы

 Роберт Классон и Мотовиловы

Биографические очерки

Публикуется впервые

Продолжение, начало в №№ 4–6, 8–11

Глава 3. Марксизм проник в Технологический

Сразу зачинщиков воззвания «15 Апреля 1891 г.» Департаменту полиции обнаружить не удалось. В мае 1891го наши персонажи «засветились» через контакты со своим коллегой, который ранее попал «на полицейский крючок». Из донесения в Департамент полиции Санкт-Петербургского Охранного отделения: «<…> негласным наблюдением, учрежденным за студентом Технологического Института Антоном Гавриловым Бадюл, установлены сношения со студентами того же Института: <…> Германом и Леонидом Красиными, Михаилом Ивановым Брусневым, Робертом Эдуардовым Классоном, Яковом Петровым Коробко, <…> и Львом Петровым Клобуковым».

Лишь в августе 1893-го полковник Шмаков из Отдельного Корпуса Жандармов установил, что воззвание набирал и делал оттиски на гектографе студент Технологического Лев Клобуков. У него на квартире тут же провели обыск, при котором была обнаружена куча нелегальной литературы (печатной и выпущенной на гектографе и литографе), детали гектографа, типографская краска и т.п. И Лев Клобуков стал давать развернутые показания по нескольким годам своей бурной деятельности.

Но вернемся к профессиональной учебе нашего вдохновительного героя. На первых трех курсах Технологического института Роберт получал только «отлично», на четвертом оценки несколько снизились. Преддипломную практику он проходил в мастерских Варшавской железной дороги, работая там помощником машиниста паровоза. Роберт вспоминал (в передаче сына Ивана), как однажды паровоз, на котором он находился, въезжал в депо, а он высунулся из окошка и смотрел назад. Машинист лишь в последний момент втащил его за плечи обратно. Иначе ему не сносить бы головы, т.к. ворота в депо были довольно узкими. Считалось, что машинисты и их помощники не были обязаны работать сверхурочно, и практикант спрашивал своего наставника, почему же он соглашается на это, если чувствует себя утомленным после смены. Тот объяснял, что при повторных отказах от сверхурочной работы начальство может его уволить, раз здоровье не позволяет работать так напряженно, как оно нужно этому начальству.

Эту деятельность Р.Э. Классона подтверждает Департамент Полиции (в справке от ноября 1893-го), естественно со своей, весьма специфической позиции: «На запрос С.-Петербургского Градоначальника о политической благонадежности Роберта Классона, поступившего для практических занятий в мастерские Варшавской железной дороги, Департамент в Июне 1890 г. уведомил, что о Классоне неблагоприятных сведений не имеется».

Из упоминавшейся уже книги Н. Лангового: «Расширение [в 1872 г.] учебного курса [до 5 лет] дозволило, между прочим, учащимся V курса специализировать свои занятия, — а именно, положено было от лиц, назначающих себя к фабричной и заводской деятельности, требовать составления полного и подробного проекта заводского и фабричного устройства, а от тех, которые желают посвятить себя службе на железных дорогах, положено было требование составления проекта паровоза, удовлетворяющего известным условиям». Роберт в качестве дипломной работы выполнил проект паровоза. Позже он, правда, заметил в проекте ошибку, из-за которой паровоз не смог бы двигаться, если бы был построен!

Институт Роберт закончил в 1891-м в звании инженера-технолога — «железнодорожника». Из вышеупомянутой книги В. Альбицкого: «Окончившие полный курс наук в Институте и имеющие в среднем выводе по каждой группе специальный предмет не менее 4, по проектам, относящимся к каждому из специальных предметов, не менее 4, среднюю отметку по вспомогательным предметам не менее 31/2 и в то же время по каждому главному предмету отдельно не менее 3 (за исключением выпускного проекта по механике на V курсе и практических работ в мастерских, по которым должно быть не менее 4) — получают степень инженер-технолога, с правом носить особый золотой знак, при поступлении на государственную службу — чин X класса (коллежский секретарь)». Наш герой, в отличие от своего отца, на государственной, чиновничьей службе при царе так и не побывал. Зато с гордостью носил золотой значок инженера-технолога.

Его диплом гласил: «С.-Пе­­- тербургский Практический Технологический Институт сим объявляет, что Роберт-Артур Эдуардович Классон, сын чиновника, 23лет от роду, Лютеранского веро­исповедования по окончании в 1891 году полного курса наук по Механическому отделению, подвергался испытанию в Экзаменационной Комиссии и оною 25 мая 1891 года удостоен звания Инженер-Технолога. По сему, на основании Высочайше утвержденных в 23-й день марта 1887 года мнения Государственного Совета и положения об Институте, Классон приобрел право на утверждение его, при поступлении в государственную службу, на штатную должность техника, в чине X класса и имеет право возводить фабричные и заводские здания, с их принадлежностями и жилые помещения, в непосредственной связи с ними находящимися, а также производить строительные работы, состоящие в ведении и под надзором Министерства Путей Сообщения. Равным образом предоставляется занимать по сему Министерству должности, с коими соединено производство строительных работ, и вообще предоставляются Классону все права и преимущества, законами Российской Империи с званием Инженер-Технолога соединяемые».

Став инженером и получая приличный заработок, Роберт вернул матери Анне Карловне все потраченные на него во время учебы деньги. В России такой подход до сих пор считают скупостью, но на Западе он, напротив, весьма распространен: взрослые дети отдают родителям деньги, которые последние на них тратили, когда они становились на ноги.

Продолжение следует