Строительство храма: факты и аргументы

 Строительство храма: факты и аргументы

(Журналистское расследование)

Храмы на Руси всегда старались строить красиво, добротно, на века. Так была построена и наша небольшая деревянная церковь, ставшая настоящим украшением города. Но мало кто знает о том, что она является только частью большого архитектурного ансамбля — храмового комплекса, который должен был располагаться кольцом по всей территории, украшенной в центральной части высокими тополями («Госьбужье», № 002(045) от 23.02.2006). Проект комплекса, разработанный одним из лучших архитекторов России, дорогостоящий, поэтому осуществить его в полном объеме сразу не смогли. Но вот в городе сменилась власть, а в Храме — настоятель, и было решено построить храм попроще: лучше синица в руках, чем журавль в небе (его еще поймать надо). Не будем судить, хорошо это или плохо. Бог рассудит. Но поразмышлять о нашем, о земном, а именно — о нашей с вами безопасности, все-таки стоит. В Электрогорске очень много наблюдательных граждан, которые обратили внимание редакции на «сомнительное качество» строительства, в частности — не забивались сваи, на которых в Электрогорске стоят почти все дома. Мы попросили нашего корреспондента разобраться в перипетиях строительных правил и сопоставить с фактами, и вот что получилось.

 

Строительство любого здания начинается с фундамента. Здание стоит на фундаменте, фундамент — на грунте. Нагрузка от здания через фундамент передается на грунт, который и держит все сооружение. Поэтому сначала, до строительства, выясняют, каков грунт. Для этого проводят геологические изыскания. Как сообщила газета «Электрогорские вести» № 34(580) от 03.09.2009, такие изыскания проведены были. В документах (по словам тех, кто их видел), было записано, что грунт на территории храма представляет собой песок, уровень воды находится на глубине 1 м 40 см — 1 м 80 см, по весне может подниматься на 20 см. То есть, изыскания показали, что под будущим храмом — хороший несущий грунт.

 

Внимание!!! Геологические изыскания 2000 года, которые проводились на той же территории перед строительством деревянной церкви, показали, что несущий грунт находится на глубине около 10 м, а между этим грунтом и землей расположены плывуны. «Плывун — это насыщенный водой грунт, который способен разжижаться под механическим воздействием на него, при вскрытии его в котлованах и других выработках ведет себя подобно вязкой жидкости, приходя в движение и оплывая» (из словарей). Результаты геологических изысканий в 2000 году находились в администрации города, и главный архитектор города должен о них знать.

 

Весной 2010 года на территорию Храма завозят бетонные блоки для строительства фундамента и роют котлован. И… вместо обещанного песка котлован наполняется грязью с водой! Несколько дней на краю котлована стоят ответственные лица (среди них видели и главного архитектора Л.В Сечкину, и заместителя главы администрации по строительству М.М. Костышака, и главу города Н.А. Скорохода — заслуженного строителя!), изучают «насыщенный водой грунт», совещаются. Совещания закончились, строители начали укладывать в воду блоки, то есть делать ленточный фундамент.

Почему у нас дома стоят на сваях? Плывуны содержат в себе мелкие глинистые и коллоидные частицы, которые играют роль смазывающего вещества между крупными частицами грунта, вследствие чего эти грунты слабо отдают воду (сказать проще — плохо высыхают) и находятся в постоянном движении. Такой грунт плохо держит нагрузку. Сваи пробивают плывуны, принимают на себя нагрузку здания и передают ее на несущий грунт, в который вбиваются.

Чем опасен ленточный фундамент? Часть фундамента, положенного в плывун, постоянно находится в воде. Вода проникает в блоки (бетон порист) и в стыки между блоками. Зимой вода замерзает, а при замерзании, как нас учили в школе, она расширяется. «При промерзании плывун подвергается сильному пучению». В блоках появляются микротрещины, на стыках лента блоков «ломается». Фундамент перестает быть несущей системой.

Неправильно сделанный фундамент — это трещины в стенах, ослабление несущей способности стены, стена перестает держать крышу, и в конце концов здание разрушается. А мы строим храм — стены высокие, кровельные конструкции тяжелые (внутренних несущих конструкций нет), плюс купола, плюс кресты.

 

Внимание!!! После того, как ответственные лица увидели, что результаты геологических изысканий не соответствуют действительности, почему не приняли меры? Кто сделал такие халтурные изыскания, если их действительно делали? Почему не было принято решение вбивать сваи? Непрофессионализм? И так сойдет? Не им в этот храм ходить?

 

В строительной градации здания религиозного назначения относятся к третьей категории — общественные здания, которые посещает большое количество людей. При строительстве таких зданий особые требования предъявляются к прочности конструкций и безопасности. Поэтому строиться эти здания должны профессиональными строителями, и обязательно по проекту, прошедшему(!) государственную экспертизу.

А наш храм начали строить без проекта! В июле этого года, присутствуя на заседании Совета директоров, глава города Н.А. Скороход сказал, что проекта еще нет.

При организации строительства выстраивается система взаимоотношений участников процесса, которая характеризуется словами «заказчик, подрядчик, технадзор» и т.д. Организации, выполняющие эти функции, должны иметь соответствующих специалистов, опыт, до недавнего времени — лицензии. Всем, кто читает местную газету или наблюдает за стройкой, известно, что строительством храма занимается Р.И. Тикунов (генеральный директор УК ООО «Элинком»), который строителем ни по опыту, ни по знаниям не является. Не будем утверждать, что формально он не имеет права строить. С 1 января этого года отменена система лицензирования строительной деятельности, отрасль переведена на саморегулирование. Если организация вступила в СРО — саморегулируемую организацию, — то формальное право строить она получила. Отменена также обязательность строительных норм и правил — СНиП-ов, они теперь имеют рекомендательный статус. Серьезные, уважающие себя строительные фирмы продолжают их соблюдать, а вот Р.И. Тикунов может о них даже и не догадываться. И если раньше надзирающие органы могли остановить строителей, ткнув пальцем в те места, где нормы нарушены, то теперь ответственность (уголовная) целиком и полностью лежит на том, кто строит.

В течение всего времени, пока делали фундамент, из котлована, в который укладывали блоки, откачивали воду в канализационный люк. Плывуны имеют свойство перемещаться даже при небольшом перепаде гидравлического давления. Поэтому забор воды из котлована притягивает в котлован окрестные плывуны. Если бы этого не происходило, то вода была бы откачана за день, а ее откачивали месяца два, и готовый фундамент все равно стоял в воде. Поскольку в котловане находилась не чистая вода, а перемешенная с частичками грунта, то вместе с этим грунтом она и откачивалась. Таким образом вымывался грунт из-под соседних зданий, что может привести к провалам на поверхности земли (в Москве это периодически происходит). А ведь рядом церковь, жилые дома по улице Горького, ЭНИЦ, милиция…

 

Внимание!!! Очевидно, про вымывание грунта Р.И. Тикунов, не будучи строителем, не знал. Но, будучи коммунальщиком, он обязан знать, что, закачивая воду с частицами грунта в канализацию, он ее (канализацию) засоряет. И очень серьезно — частички глины, содержащиеся в плывунах, слеживаясь, превращаются в плотную корку.

 

Заказчиком работ является МУП «ДЕЗ» («Электрогорские вести», № 49 (595) от 17.12.2009), в функции которого входит контроль за качеством строительства. В городе работает представитель Госстройнадзора, который также должен надзирать за строительством здания третьей категории. Есть администрация, в которой исполняют служебные обязанности главный архитектор и заместитель главы администрации по строительству. И, наконец, глава города сам имеет звание заслуженного строителя. Осталось только дождаться, чтобы это количество ответственных лиц занялось, наконец, качеством ведущегося строительства.

Глеб Борисов

От редакции. Плохо строить — это не просто плохо, это преступно. А плохо строить храм — преступно вдвойне! Допускаем, что трудно соблюсти все формальности, что есть необходимость привлекать к каким-то работам неквалифицированную рабочую силу, что новая система саморегулирования в строительстве ослабила позиции контролирующих органов. Но тем более весом становится контроль совести, особенно, когда строится храм.

А что же наши депутаты, выразители и защитники наших интересов? Почему не интересуются, почему молчат? В свое время депутат В.Н. Сыроежкин почти на каждом заседании Совета депутатов «донимал» администрацию тем, что необходимо ремонтировать дюкер под Клязьмой. От него отмахивались. В результате произошла авария, экологическую катастрофу чудом удалось предотвратить, но город просуществовал несколько дней без канализации. Вспомните-ка, как было «здорово».

Ответственные же лица администрации, похоже, рассчитывают на то, что их ответственность им ничем не грозит. Ведь в случае чего «крайним» окажется Р.И. Тикунов. Роман Игоревич, возможно, не понимает, что слова об уголовной ответственности за качество строительства могут стать фактом его биографии, но это, как говорится, его проблемы. Только вот его проблемы могут в буквальном смысле обрушиться нам с вами на голову, поскольку возможность разрушения здания уже заложена в фундаменте.

Ее величество Халтура, поселившаяся в Электрогорске с лета 2008 года, уже предупреждала, что она дама серьезная — в конце 2009 года на бульваре школьника, прислонившегося к фонарю, ударило током (оказалось, что фонари забыли заземлить!!!). Тогда повезло и семье, и руководителям города — мальчик остался жив. Нам этого мало? Будем ждать трагедии?