Детский дом. (часть 2) Дети.

(Информация о том, что происходит
в электрогорском детском доме,
была опубликована
30 июля в № 1 нашей газеты)

Детский дом — дом, в котором живут дети. Они все разные, с поломанными искореженными судьбами, преданные самыми родными людьми, но они — дети. Что происходит с ними в той непростой ситуации, которая сложилась вокруг детского дома? Согласно постановлению главы города Н.А. Скорохода — главного опекуна детей-сирот — до 1 сентября 2009 года все дети должны быть отправлены в другие детские дома. Как при этом учитываются интересы детей, рассказывают воспитатели Ганина Лидия Александровна, Ганненкова Ольга Владимировна, Титова Виктория Викторовна, Семашкина Татьяна Николаевна.

Паша. Пашу отправили в психиатрическую больницу. От нас это скрыли, сказали, что Пашу отвезли в санаторий. По всей видимости, ребенка обманули, сказали, что везут в санаторий, а отвезли в больницу. Добровольно он туда бы не поехал.

Лера. Леру подняли с кровати в полседьмого утра, не дали ни умыться, ни в туалет сходить, ни позавтракать. И с нарядом милиции, «под белы рученьки», как уголовницу какую-то, увезли в другой детский дом. Уехал ребенок в резиновых шлепках. Девочки ей звонили — она все время плачет. Лере 15 лет, самый сложный возраст. Что с ней будет? Мало того, на новом месте представители администрации нашего детского дома девочке дали «самую лестную» характеристику: «Смотрите, это еще та штучка! Она вам еще покажет!».

Артем. Дети не знают своих прав, ребенку можно внушить что угодно. Артема возили в Орехово-Зуево, показывать местное профессиональное училище с общежитием. Потом его попросили написать заявление, чтобы его туда приняли. Мальчик написал, а потом подумал, все взвесил, подошел к директору и сказал, что не хочет никуда уезжать из города, так как здесь у него родная сестра. Но мнение Артема уже никого не интересовало.

Петя. К выходу из детского дома город обязан обеспечить ребенка жильем. Чтобы не утруждать себя этим вопросом, Петю отдали на воспитание сестре, не имеющей постоянного дохода. Сестра прописана в однокомнатной квартире, в которой, кроме нее, прописано еще 5 человек, долг за квартиру составляет сто с лишним тысяч. Пете сейчас 19 лет, он уже год, как должен жить в собственной квартире, положенной ему по закону.

Вадим. Квартира у Вадима есть, по закону администрация города должна была сделать в ней ремонт, но не сделала. Вадиму исполнилось 18 лет, его выпустили из детского дома, но жить в своей квартире он не мог — она была в кошмарном состоянии. Год он жил в семье сестры, пока мы, воспитатели, сами не сделали в его квартире ремонт.

Для того чтобы ребенка перевести в другой детский дом, с ним должны поработать психолог и социальный педагог, чтобы помочь ребенку адаптироваться к новым условиям. Для детей переезд — большая психологическая травма, и надо всеми силами стараться уменьшить ее последствия. К сожалению, чиновники о дальнейшей судьбе детей предпочитают не думать. Что потом будет с детьми, которых отсюда отправят?

У нас в этом году много выпускников. Но ремонт в их квартирах никто не делает и делать не собирается. А между тем, эти квартиры город должен сдавать в наем и перечислять полученные деньги детям на сберегательную книжку. Это не бог весть какие деньги, но для детей после выхода из детского дома каждая копейка будет важна. Ребята боятся уходить, потому что понимают, что окажутся в тех же условиях, из которых их когда-то забрали.

В должностной инструкции воспитателя написано, что воспитатель должен заботиться о жизни и здоровье детей, о защите их законных прав и интересов. Именно это мы и стараемся делать. По многочисленным заявлениям, которые были посланы нами в различные инстанции, сейчас ведутся проверки. Но и в этой ситуации детей пытаются сделать «ответственными за все». Например, сейчас троих детей обвиняют в пропаже плазменного телевизора, холодильника и дивана, которые хранились в подвале. Причем говорят, что вынесли ребята это все через забор! На них давят, заставляют подписать показания в милиции. Даже милиционер удивился, как трое детей (13–14 лет) могли вынести холодильник и диван через бетонный забор, когда он сам, взрослый человек, при покупке холодильника просил знакомых помочь занести его в квартиру. Полный абсурд!

В подвале у нашего завхоза полный бесхоз: грязь, стоит вода. Осенью мы убирали вещи детей, мешки с вещами отнесли в подвал. Когда началась весна, оказалось, что все вещи мокрые, вонючие и покрылись плесенью. Одевать их уже было нельзя. Как думаете, может в таких условиях храниться плазменный телевизор, холодильник и диван?

Многое из того, что пропало, списывают на детей. И вот что странно, директор — материально ответственное лицо. Но все они (сейчас у нас работает уже четвертый), как рядовые сотрудники, просто пишут заявление об уходе, отрабатывают две недели и уходят, никому не сдавая дела.

Один из директоров, увольняясь, сказал: «Жалко уходить, большие деньги теряю». А о потерянной совести и душе почему-то не вспомнил…

Материал подготовила
Светлана Овинникова

От редакции.
В интересах детей их фамилии мы не называем, все имена изменены.