Роберт Классон и Мотовиловы Биографические очерки

 Роберт Классон и Мотовиловы

Биографические очерки

Публикуется впервые

Продолжение, начало в №№ 4–6, 8–17

Глава 9. В Москву, в Москву, в Москву

После завершения Р.Э. Классоном электрификации Охтинских пороховых заводов, вспоминал в 1926-м его коллега Николай Иванович Языков, «в Петербурге появился некто инженер Ратнер, приехавший из-за границы и предлагавший от Бельгийской компании постройку станции однофазного переменного тока. <…> Роберта Эдуардовича это известие прямо-таки поразило, и он на нескольких совещаниях протестовал и доказывал нецелесообразность такой установки и проводил систему трехфазного тока, а так как доводы той и другой стороны были достаточно сильны, то назначено было публичное заседание в Адмиралтействе, на котором будет принято окончательное решение. Собрание было очень многолюдное. Р.Э. захватил с собой меня и явился туда в таком всеоружии, с такими убедительными данными, показав полную свою осведомленность в том, что делается уже за границей, подкрепляя свои доводы мнениями таких авторитетов в то время как Доливо-Добровольский и Линдлей и прочие, следствием чего было то, что почти вся аудитория перешла на сторону Р.Э. Защита системы трехфазного тока в лице Р.Э. была так сильна и убедительна, что «Общество 1886 года» сейчас же присоединилось к нему и бесповоротно решило строить станции как в Москве, так и в Петербурге именно трехфазного тока» (сборник МОГЭС «Памяти Р.Э. Классона»).

«Общество электрического освещения 1886 г.» было учреждено в Петербурге по инициативе купца Карла Федоровича Сименса. В 1887-м было образовано московское отделение общества (предтеча «Мосэнерго»). В течение первых лет своей деятельности Общество терпело ряд неудач. Оборудованные им предприятия приходилось закрывать. В 1887-м «Общество 1886 г.» заключило первый контракт на устройство освещения в Москве с владелицей Пассажа Постникова на Тверской ул. (сейчас в этом здании располагается театр имени М.Н. Ермоловой). В том же году началось сооружение Центральной электростанции постоянного тока на углу Георгиевского переулка и Большой Дмитровки. В 1888-м она дала первый ток. В 1895-м «Общество 1886 г.» заключило концессионный договор с городской управой на 50 лет под электрификацию «любых районов Москвы, где только горожане пожелают».

В августе 1897-го Р.Э. Классон переезжает из Петербурга в Москву и занимает должность старшего техника в Московском отделении «Общества электрического освещения 1886 г.». Старший техник был единственным инженером, полностью осуществлявшим инженерно-техническое руководство. В «Обществе 1886 г.» Классон занялся проектами новых станций. Но, как пишет Н.И. Языков, «Р.Э. не был создан кабинетным инженером, он не мог долго сидеть в кабинете, его тянуло в жизнь. Его назначение было строить, создавать, брать от науки и техники все, что пригодно для жизни, и он уже начал тяготиться своей службой. [Но] Правление Общества быстро присмотрелось к нему, увидело, что это за человек и вскоре командировало его на первую строившуюся в Москве Центральную Электрическую Станцию [(на Раушской набережной)]. <…>Р.Э. сразу завоевал себе подобающее место среди окружающих иностранных инженеров и постепенно поднялся над ними на голову выше. К его мнению прислушивались и считались, и, несмотря на его молодость — двадцать девять-тридцать лет, он уже имел имя даже за границей».

Здесь также уместно привести воспоминания мастера-электрика Ивана Ивановича Зайковского: «Мне пришлось с Р.Э. встретиться в 1897 году, когда он только что появился в Москве на Георгиевской станции, когда он был молодым еще инженером. Те инженеры, которые раньше у нас работали, были совершенно другого типа и другое отношение имели к рабочему классу. Этот инженер — молодой, бодрый, здоровый, видный телом и душой, первый начал подходить к рабочим и первый начал спрашивать, как рабочий класс живет: сколько получаешь, как живешь, что делаешь? Интересовался всем. В то время мне было только девятнадцать лет – еще мальчуган, деревенский парень, и мне эта личность показалась такой светлой, такой хорошей, что часто, идя по Москве, смотрю в лицо каждому человеку и все не подберу такого как Р.Э.»

Р.Э. Классон настойчиво добивался порядка в техническом руководстве строительством и эксплуатацией Раушской станции. Оборудование монтировали иностранные инженеры, а его роль состояла в контроле за ними. Русские специалисты были представлены на станции только двумя инженерами — Классоном и Н.В. Смирновым (одним из лучших тогдашних строителей гражданских сооружений) и двумя техниками — Н.И. Языковым и И.В. Николаевым. «Работа шла чрезвычайно интенсивно, с утра до поздней ночи строились здания, собирались машины, прокладывались кабели, устанавливались трансформаторные помещения — все одновременно. Строители были совершенно независимы и работали по однажды утвержденной программе, [но] меняя и отступая от нее по мере надобности, не стесняясь в средствах, заказывая и покупая то, что было нужно. <…> В ноябре [1897 г.] работы были настолько закончены, что можно было открыть действие станции и постепенно переводить абонентов со старой станции на новую. Кого не успевали переводить, тем давали бесплатно свечи, и трудный процесс перевода абонентов с одной кабельной сети на другую продолжался всю зиму» (из статьи «Юбилей Московской государственной электрической станции (9 XII 1897 — 9 XII 1922)», ф. 9508 РГАЭ).

Материалы применялись при постройке самые качественные. До сих пор в зданиях Раушской электростанции сохранились кирпичи с клеймом «И.П. Воронинъ» (в царское время при их изготовлении к глине для увеличения прочности примешивали куриные яйца).

В начале декабря 1897-го станция была торжественно открыта. В этом же месяце правление «Общества 1886 г.» передало заведование Московскими станциями инженеру-технологу Р.Э. Классону и возложило на него ответственность за их правильное действие.

Н.И. Языков рассказывал: «Ту массу улучшений, введенных Р.Э. на станции до отъезда в Баку, перечислить трудно, так как ничего от прежней установки не осталось, даже некоторые стены и крыши уже заменены. Благодаря исключительным качествам своей натуры и выдающимся способностям при феноменальной работоспособности Р.Э. быстро был оценен Главным Инженером-Строителем Брюнигом, человеком энергичным и прекрасным администратором. Р.Э. получил возможность проявить себя в полном блеске своих знаний и способностей. <…> Брюниг очень дорожил Р.Э. как человеком и как исключительным инженером, каких он еще не встречал, и отдавал ему всегда предпочтение перед всеми инженерами, приехавшими из-за границы».

В 1897–1900 гг. наш герой занимал квартиру в трехэтажном доме общества в Садовниках (№11, ныне №9 на Садовнической ул.). С 1913-го его служебный кабинет расположился в административном здании по той же улице, под нынешним №30. В этом миниатюрном трехэтажном здании, бывшем купеческом особняке, в советские времена на первом и третьем этажах размещался музей «Мосэнерго», а на втором — музей-квартира Г.М. Кржижановского (ныне филиал Музея современной истории). Купеческий особняк был построен в 1804-м и сохранился в пожаре 1812-го. В конце 1990-х — начале 2000-х на уютный особнячок в центре Москвы обращали жадные взоры некие банкиры, чтобы отобрать его, но у них это по каким-то причинам не получилось. Зато в 2009-м газовики, которые пришли годом ранее, приобретя контрольный пакет акций компании, избавились от музея энергетиков, как от «непрофильного актива», а уцелевшие экспонаты теперь «размещены» на сайте виртуального музея истории «Мосэнерго». Кстати, «Газпромэнерго» продало и офис на Раушской набережной, где в актовом зале висел портрет нашего героя…

Продолжение следует

Фото — 056a_.tif

Р.Э. Классон в служебном кабинете в Москве, 1899 г.

Полный текст Главы 9. В Москву, в Москву, в Москву можно прочесть на нашем сайте http://gzt-gorod.ru