Мебельный комбинат: БЫТЬ или НЕ БЫТЬ?

 В этом году предприятию ПК «Корпорация Электрогорскмебель» исполнилось бы 47 лет. Для нашего города это предприятие имело большое социальное и экономическое значение — около трех тысяч электрогорцев связали с ним свою жизнь и свои надежды на будущее. Сегодня предприятие — банкрот. Руководство уволено, охрана заменена, власть перешла к конкурсному управляющему. Кто прав, кто виноват в том, что произошло — это уже история. Факт свершился. Сегодня важно будущее — и для тех, кто еще работает на предприятии, и для нас всех: будет ли возобновлено производство в том или ином виде, появятся ли новые рабочие места, в каком количестве?

Пытаясь услышать ответы на эти вопросы, наш корреспондент внимательно вслушивался в речи, произносимые на совещании, которое состоялось 29 апреля в актовом зале администрации города. В совещании участвовали представители мебельного комбината, администрации, депутаты, представители конкурсного управления, банка, региональной безопасности, профсоюзов, Министерства территориальных образований и Министерства промышленности Московской области, представители СМИ.

Савин М.В., заместитель министра промышленности Московской области:

— В свое время менедж­ментом «Электрогорскмебели» было принято решение строить новый завод по выпуску ДСП. Основным кредитором выступил Среднерусский банк. И, действительно, был построен хороший завод, практически на 95%. Но затем оказалось, что денег для окончательного строительства не хватает. Необходимо было дофинансирование. Среднерусский банк пошёл навстречу, но было выставлено условие — объём продаж должен быть не ниже 100 млн. руб. в месяц. К сожалению, ежемесячные продажи не превышали 40 млн. руб., что не позволило Управлению Среднерусского банка принять решение о дальнейшем финансировании. Более того, в это время была допущена задержка по заработной плате.

Действующий на тот момент менеджмент и Среднерусский банк предпринимали все усилия для того, чтобы найти потенциальных инвесторов. И люди готовы были рассмотреть вложение денег, но только при условии, что будет изменена организационно-правовая форма предприятия (производственный кооператив), ну, скажем, на открытое акционерное общество. Среднерусский банк, как основной кредитор, был вынужден сделать соответствующие доклады.

Было принято решение поддержать кредитора и ввести процедуру конкурсного производства на предприятии, что и было сделано 11-го апреля.

Не скрою, никакого секрета здесь нет, что у нас есть потенциальный инвестор, как только будет изменена организационно-правовая форма, будет достроен завод, будут новые рабочие высокооплачиваемые места. Понятно, что при изменении организационно-правовой формы, при которой каждый имел какую-то часть собственности, она, естественно, пропадёт. Я имею в виду то, что люди лишатся так называемых паёв.

И самое главное, ни один человек в рамках конкурсного производства уволен не будет. Действующий менеджмент, естественно, будет отстранен. Остальные будут работать до тех пор на предприятии, пока не будет введена новая организационно-правовая форма, потом люди напишут заявления и одним днём перейдут, скажем, из производственного кооператива в открытое акционерное общество. Ещё раз подчёркиваю — ни один человек уволен не будет.

Иную точку зрения представил Трошин А.И., бывший руководитель «Электро­горскмебель»: — Во-первых, речь шла в отлагательных условиях не о 100 млн. руб­лей, как неверно здесь информирует Михаил Васильевич Савин, а о 250 млн. рублей! Это в условиях самого горячего кризиса! Во-вторых, Решение о дофинансировании было принято на очень тяжёлых условиях — взяли под залог практически всё наше имущество. Первый транш был получен предприятием 28 августа. С 28 августа, всего за 2 месяца, предприятие вышло на уровень 137 млн. оборота по месяцу. Не 100, а 137! Мы прошли экспертизу проекта. Он признан пригодным по всем данным. Мы платили по кредитам. И тем не менее банк прекратил финансирование в конце октября 2008 года! Обращаю ваше внимание на дату.

Мы приводили инвесторов. И инвесторы, ещё одна поправка к Вашему выступлению, Михаил Васильевич, никоим образом не ставили вопрос по замене организационной формы. Последний инвестор до сих пор не бросил предприятие на произвол судьбы, тоже согласен участвовать в этом процессе, но условия, которые банк выдвигает, для нас непонятны.

И последняя поправка к Вашему выступлению. Я не помню ни одного примера, чтобы когда-нибудь под эгидой нашего уважаемого банка после конкурсного производства предприятие бы возродилось и начало бы в профильном варианте продолжать свою деятельность.

После речи Трошина А.И. эмоции стали накаляться.

Кузнецов Д.Н. (представитель Среднерусского банка): — Мы шли совершено нормальным и цивилизованным путём. Говорить о том, что мы демоны какие-то, которые хотят захватить завод и раздербанить его, нельзя! Мы же не из-за забора следили, глядели, «смотрите, какая у них котельная хорошая, а смотрите, какой новый завод».

Савин М.В.: — Ситуация на «Электрогорскмебель» рассматривалась на федеральном уровне, также рассматривался вопрос, чтобы как градообразующему предприятию дать государственную поддержку. Решение Министерства регионального развития РФ и Министерства промышленности и торговли РФ было отрицательным.

Трошин А.И.: — Опять неправда. Протокол у меня есть!

Савин М.В.: — У меня тоже протоколы все есть.

ТрошинА.И.: — Вы там не были, а я там был и выступал.

Савин М.В.: — Начальник управления там был, который мне докладывал.

Трошин А.И.: — Да он сидел и молчал и даже не запомнил, о чём там приняли решение. И упорно повторяете враньё!

 

Далее диалог на некоторое время утратил дипломатический окрас. Восстановила порядок Синякина Евгения Сергеевна, конкурсный управляющий: — В течение месяца после оглашения решения о банкротстве все сотрудники предприятия должны быть уведомлены об увольнении. Скорей всего все будут взяты на работу по срочным договорам. Когда объект будет продан, люди будут переводиться с этих срочных договоров к новым собственникам на работу. Будут соблюдены все выплаты. Трудовой коллектив будет полностью работать. Если предприятие будет сохранено в том виде, в котором оно сейчас, то стоимость его будет высока. Если сейчас люди начнут уходить, то это будет пустой объект, и денег не хватит для погашения всех долгов. Поэтому основная задача — сохранить работающее предприятие, чтобы не понизить стоимость самого предприятия.

Сурина Г.А. («Электрогорскмебель»): — Сколько было случаев, когда Вы и Ваша компания, являясь конкурсным управляющим, доводили предприятие вот так, как нам сегодня было обещано, чтобы сохранялась специализация и люди ра­ботали?

Синякина Е.С.: — Конкурсное производство — это всего лишь ликвидация юридического лица, это не внешнее управление, которое подразумевает вывод предприятия на рентабельный уровень.

Сурина Г.А.: — То есть дальше Вы никаких обязанностей не несёте. Нам здесь было рассказано, что и гарантии есть, и люди будут получать высокую зарплату, и мебельное производство заработает. А кто это гарантирует?

Синякина Е.С.: — Новый собственник может гарантировать.

Сурина Г.А.: — Новый собственник, которого ещё нет?

Присутствующих интересовала и судьба паев.

Синякина Е.С.: — На конкурсной процедуре собственники предприятия (все, кто владеет паями) отстраняются. Если сумма, которую мы выручим за торги, покроет все долги предприятия и останется, только с этой суммы все получат деньги на общих основаниях.

Осипов В.В., депутат: — То есть им всем сейчас надо будет обращаться с требованиями?

Синякина Е.С.: — Да, кстати, 23-го апреля произошла публикация в «Коммерсанте», с этого момента пошёл отсекательный 2-х месячный срок. То есть, кто не заявил своих требований к наблюдению, заявляет их сейчас. Все требования подаются в суд, и по каждому требованию выносится определение.




Обращаем внимание пайщиков «Электрогорскмебели» на последние слова. Проконсультируйтесь с юристом и не опоздайте обратиться в суд! Один из двух месяцев уже прошел!

 

На наш взгляд несостыковок в речах сторон много. Понятно, что в данный момент новым управляющим выгодно сохранить рабочих — предприятие можно будет продать дороже. Но оснований давать гарантии счастливого будущего у сегодняшних действующих лиц нет, поскольку дальнейшую судьбу предприятия и его рабочих будет определять тот, кто предприятие купит. Защитником людей могла бы выступить городская власть. Савин М.В. справедливо произнес: «И главный, кстати говоря, гарант — это глава вместе со своей командой». А мы добавим: «Мог бы быть». В 2008 году за неделю до выборов он уже обещал «нажимать на все рычаги вплоть до федерального» для спасения мебельного комбината. Впрочем, может быть, до сих пор нажимает.

Материал подготовил

Глеб Борисов

�уг в нашем городе? Конечно, можно. Можно бороться каждому в отдельности, можно — коллективно. А самое правильное — заняться наведением порядка в платежах нашим народным избранникам, депутатам Совета депутатов городского округа Электрогорск.

 

Материал подготовил

Глеб Борисов

P.S. Редакция готова поддержать любые разумные инициативы.