Роберт Классон и Мотовиловы

Дорогие читатели! Мы начинаем публикацию глав из книги Михаила Ивановича Классона, посвященной его деду Роберту Эдуардовичу Классону.
История Электрогорска неразрывно связана с именем Роберта Классона. Поэтому автор решил, что именно его жители и будут первыми читателями.
От имени всех горожан мы благодарим М.И. Классона за возможность ближе познакомиться с личностью основателя нашего города и его не менее замечательных родственников.
К сожалению, формат газеты не позволяет опубликовать книгу в полном объеме, поэтому она печатается в сокращении.
 
Михаил Классон
Роберт Классон и Мотовиловы
Биографические очерки
 
Печатается впервые
 
Предисловие
Я никогда не встречался с дедом Робертом Эдуардовичем: он умер в 1926-м, а я родился только в 1948-м. Моя бабушка Софья Ивановна умерла еще раньше – в 1912-м. В то же время отец Иван Робертович на моих глазах работал в качестве нештатного редактора над книгой: Марк Каменецкий. Роберт Эдуардович Классон. Госэнергоиздат, 1963. Поскольку автор, сдав рукопись в издательство, скончался в 1960-м, то отец стал фактическим соавтором этой книги, внеся в нее значительные дополнения.
И.Р. Классон в 1964-м составил «Исправления замеченных опечаток, ошибок, “досадных” сокращений, пропусков и неудачных замен слов, а также короткие существенные дополнения». А в 1979–1982 годах, т.е. совсем уже в преклонном возрасте напечатал на машинке более обширные «Дополнения, а также исправления опечаток и слов, искажающих смысл». Они были подготовлены для ГРЭС имени Р.Э. Классона в Электрогорске в связи с организацией музея истории электростанции. Отец после выхода упомянутой книги пытался ее переиздать, убрав досадные ошибки и существенно расширив текст в сторону житейских подробностей. Однако ни Госэнергоиздат, ни другие издательства на переиздание не пошли. А жаль — много ценнейших материалов десятилетиями не были доступны массовому читателю.
Я успел поездить с отцом в Электрогорск на ГРЭС-3 (бывшую «Электропередачу»), которую задумал и под которую получил на Западе инвестиции, построил и смонтировал, пустил в эксплуатацию на местном топливе (торфе) дед с соратниками. Был и на ГЭС-1 (Раушской станции), в эксплуатации и расширении которой опять же участвовал дед. Хотя только в достаточно зрелом возрасте осознал его исключительную роль во внедрении в России трехфазного тока и паровых турбин в промышленных масштабах. Эти технологии распространились затем, в т.ч. и благодаря Р.Э. Классону, по всему миру. И пришел к выводу — именно дед стал основоположником российской промышленной электроэнергетики, а не другие раздутые советской пропагандой персонажи вроде Г.М. Кржижановского. И лишь в преклонных годах у меня появился пристальный интерес к деду как к неординарной личности, можно сказать даже — как к «вдохновительному герою».
Весьма немаловажны для характеристики Р.Э. Классона и личные отношения с окружавшими его людьми. И, конечно же, с родственниками. Женившись на Софье Ивановне Мотовиловой, Роберт Эдуардович приобщился к древнему дворянскому роду. Естественно, что и представители этого рода вызвали у меня неподдельный интерес. Из письма Николая Александровича Мотовилова («Серафимова служки») императору Николаю I: «Предки мои — славянские властители, равные в правах нынешних дворян, удостоились участвовать вместе с Гостомыслом в призвании Рюрика, Синеуса и Трувора на княженье землею Русскою, что хотя известно только мне по семейным нашим преданиям, однако никакому сомнению не подлежит. А с Пожарским и Мининым были тоже двое Мотовиловских предка мои при избавлении Москвы и России от поляков и потом при возведении на Всероссийский престол Всеавгустейшего Дома Романовых. И во все время почти тысячелетнего дворянства своего в государстве Российском Мотовиловы, служа стольниками и полковниками, сотниками стрелецких полков и в областных городах, что ныне губернские, ни разу не изменяли ни Богу, ни Государю, ни Отечеству, служа и Тому, и другому, и третьему всегда верою и правдою» (ф. 109 ГАРФ).
Мой троюродный брат Виктор Платонович Некрасов в повести «По обе стороны Стены» зафиксировал такую грустную тенденцию: «Молодость беспечна. Интересуется больше настоящим и будущим. К прошлому более или менее равнодушна. Равнодушен был и я. Теперь локти кусаю». Локти кусал потом и я. Почему, будучи в начале 1970-х в командировках в Киеве, не зашел к В.П. Некрасову? Почему не пытал отца и тетю Катю вопросами о родственниках и не записал их ответы на магнитофон?
Классон и Мотовиловы верно служили России при царском режиме, а затем испытали, как и весь российский народ, тяжелейшие потрясения после октябрьского переворота 1917-го. Но большинство из них даже не думало уехать за границу и, по мере своих сил и талантов, пытались служить все той же России, пусть и советской. Сохраняя вместе с тем определенный нейтралитет по отношению к власти, занимаясь в основном профессиональными делами и не интересуясь политической карьерой.
В заключение хотел бы поблагодарить сотрудниц и сотрудников Государственного архива РФ (ГАРФ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Отдела рукописей Российской государственной библиотеки (РГБ), Центрального архива ФСБ, при содействии которых удалось ознакомиться с уникальными материалами. Чекисты прислали в Москву по моему запросу уголовное дело на дядю, Павла Робертовича Классона от 1938 г., до сих пор хранящееся в управлении ФСБ по С.-Петербургу и Ленинградской области. А архивы Департамента полиции царского МВД (ф. 102 ГАРФ) содержат массу интереснейшей информации по нашему главному герою и его соученикам, знакомым, коллегам по службе. В то же время в отделе рукописей РГБ хранятся не только многочисленные письма Софьи Николаевны Мотовиловой (племянницы С.И. Классон) к своим корреспондентам, но и уникальные документы, пересланные Алиной Антоновной Мотовиловой в Лозанну и сохраненные там ее дочерью Верой Николаевной Мотовиловой и зятем Николаем Алексеевичем Ульяновым. После смерти последних они были, при посредстве советского посольства в Берне и И.Р. Классона, переправлены в тогдашнюю библиотеку им. В.И. Ульянова-Ленина (ныне РГБ).
Автор
Продолжение следует