Мемориальный комплекс «Память»

Некрасивая история недостойного поведения…
 Выполняя просьбы читателей, в прошлом выпуске газеты мы рассказали о возникновении и развитии идеи создания мемориального комплекса «Память». Материал был подобран по публикациям газет «Госьбужье» и «Электрогорские вести» и охватывал период с 1970 по 2007 год. О событиях 2008–2009 годов мы попросили рассказать Медведеву Наталью Юрьевну, которая занималась этим вопросом с 2004 года, сначала в качестве депутата и председателя согласительной комиссии, а потом — в 2005–2008 гг. — как заместитель главы города.
 
Н.Ю. Медведева:
— К весне 2008 года все подготовительные работы, которые мы могли сделать собственными силами, были сделаны. Сметная стоимость памятника составила 16 млн руб. Очевидно, что выполнение дальнейших работ нуждалось в финансовой поддержке областных структур.
Вопрос о финансовой и, возможно, творческой помощи следовало решать с Министерством культуры, поскольку именно это министерство контролировало ремонт ДК и планировало после 2010 года включить в работу благоустройство парковой зоны вокруг ДК.
Наши желания были обсуждены со специалистами министерства и Союза художников Подмосковья всесторонне и плодотворно, поскольку было что обсуждать — я привезла подробный отчет о том, что мы уже сделали, расчетные и проектные материалы, смету, фрагмент макета, сведения о нашей истории, данные о рельефе сквера, фотографии и т.д. Договорились о принципиальных моментах и определили приблизительную стоимость благоустройства всей территории перед ДК (площадь, сквер с памятником, рощица между сквером и озером) — 140 млн руб. В июле было отправлено в министерство письмо-заявка, а в ноябре получен ответ министра культуры Г.К. Ратниковой о согласии содействовать нам.
 
***
Дальнейшая история связана с хранящимися на счете электрогорского отделения организации «Боевое Братство» деньгами (около 300 тысяч рублей). Некрасивая история недостойного поведения первых лиц города.
 
Весной 2009 года городское руководство пожелало деньги забрать, началось психологическое давление на правление организации. 21 марта состоялось заседание правления, на котором присутствовали представители организованной общественности, поддерживающие администрацию (никто из них деньги на памятник не сдавал). Заседание было бурным и по сути пустым, поскольку никаких письменных просьб, касающихся перечисления денег, в правление не поступало. Но тем не менее решили, что если администрация организует специальный счет для хранения денег, то деньги на этот счет будут перечислены. 23 марта представители «Боевого Братства» и Совета ветеранов встретились с главой города Н.А. Скороходом. Н.А. Скороход пообещал открыть специальный счет. Но не открыл. Вместо этого порекомендовал правлению отправить деньги в Дирекцию единого заказчика (ДЕЗ) на ремонт существующего памятника. 20 апреля состоялось следующее заседание правления, но без давления специально подобранной общественности, поэтому его участники приняли решение, исходящее из здравого смысла: раз глава города не выполнил своего обещания об открытии специального счета, то следует принять предложение Совета ветеранов о сохранении денег. 21 апреля протокол совещания затребовал замглавы В.Г. Скачков, 22 апреля опять собрали правление, но уже в присутствии В.Г. Скачкова и П.Я. Шпитальского, и отменили предыдущее решение. 23 апреля еще раз собрали совещание с участием нужной общественности. В.Г. Скачков и П.Я. Шпитальский не смогли объяснить, какой ремонт требуется на 300(!) тысяч, есть ли проект и смета и как можно успеть сделать такой ремонт за оставшиеся до 9 мая дни. Но «заботы» о ветеранах было через край, при этом самих ветеранов, которые также участвовали в собрании, не очень-то и слушали. Правление проголосовало «за», и 24 апреля деньги были перечислены в ДЕЗ.
А в мае ДЕЗ деньги вернул.
Пришлось главе города тактику менять. Поскольку не удалось забрать деньги «на ремонт», и пришлось объясняться с ветеранами, то было объявлено, что найдены нарушения в расходовании собранных средств, и соответствующие органы начали по этому поводу расследование. Одним из этих органов была налоговая милиция, в которой я с интересом ознакомилась с предъявленными мне и Е.Г. Николаевой (начальник отдела по культуре) «обвинениями». Претензии к нам основывались на справке контрольной комиссии (отдел администрации, созданный Н.А. Скороходом), которая несколько месяцев активно шерстила документы бухгалтерии отдела по культуре и очень старательно искала «блох». Но, как известно, трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно, если ее там нет. Поэтому некоторые факты в справке были подтасованы, что было легко обнаружить и объяснить. О результатах расследования в правление «Боевого Братства» сведений не поступало, поэтому деньги все еще на их счете.
В августе была предпринята еще одна попытка забрать деньги, уже через Совет депутатов. Пока не получилось. Видимо, не дают покоя наши с вами деньги новому главе.
 
***
Чтобы понять личное отношение Натальи Юрьевны к происходящим событиям, дополняем рассказ небольшим интервью.
 
— Почему Вы перечислили деньги на счет «Боевого Братства?»
— Внебюджетные счета в администрациях в 2007 году закрывались. Если бы деньги остались в администрации, то из внебюджетных средств они превратились бы в бюджетные, и контроль над ними был бы потерян.
— А почему ДЕЗ деньги вернул?
— Движение денег не может происходить без документов. В данном случае, коль деньги перечислялись на ремонт, то должны были быть как минимум договор с подрядчиком и смета. Думаю, что этих документов не было.
— А чем нас не устраивает существующий памятник?
— Кого-то устраивает, кого-то нет, дело не в этом. Несколько лет назад возникла общественная инициатива, оформившаяся в идею создания мемориальной территории возле клуба. Люди поддержали эту идею своими деньгами. Дело начато, значит, его надо закончить. Иначе чего стоят наши решения?
— На 300 тыс. рублей памятник не построить. Имеет ли смысл сохранять эти деньги?
— Да, их не хватит, чтобы построить памятник. Но эти деньги имеют большое смысловое значение. Они содержат в себе пожертвования многих людей. Но в целом они не принадлежат никому лично, они — символ нашего единения в общей заботе о своем городе, о стариках и юном поколении, которому жить в той атмосфере, которую мы создадим. Это и символ доверия к власти, если хотите, и относиться к этому надо бережно. Никто не имеет морального права распорядиться ими иначе, как на те цели, на которые их жертвовали. Эти деньги имеют и практическое значение. На 300 тысяч из 600 мы выполнили работы, благодаря которым стал возможен предметный разговор с министерством культуры. Остаток также понадобится как доля нашего участия в общем проекте.
— Но нового памятника ждать, по-видимому, надо долго. Министерство обещает заняться этим вопросом после 2010 года.
— Разве сегодня жизнь кончается? Добиваться надо поставленной цели ежедневно и ежечасно. И в первую очередь прилагать усилия к завершению ремонта клуба.
— Кто должен добиваться и прилагать усилия?
— Должна была бы власть. Правда, события, о которых я рассказала, вызывают сомнение в том, что власть, которую мы имеем сегодня, будет это делать. Выгоды нет. И стыда нет — столько ухищрений, чтобы отнять не принадлежащие им деньги! Я классифицирую поведение «лучших людей города» в истории с деньгами как недостойное, бесчестное, бесстыдное и бессовестное. Сейчас предпочитают быть «успешными», причем признак успешности — наличие больших денег. Но жизнью правит все же не принцип «купи-продай», сегодня ты успешен, а завтра уже на лесоповале… Так что «успешность» относительна, а такие чувства, как совесть, стыд, честь, достоинство, вечны. И о них стоит помнить.
— И все же, будет у нас мемориальный комплекс?
— Конечно. И не сомневаюсь даже.