Классон-FM 09 Глава 16

 Роберт Классон и Мотовиловы
Биографические очерки

Публикуется впервые
Продолжение, начало в №№ 4–6, 8–19, 21–22 газеты «За наш Электрогорск! Город» и в №№ 1–8 газеты «Город Электрогорск. Факты и Мнения»
Глава 16. «Классонята»
 
Иван. Оставшемуся в живых старшему брату пришлось работать всю жизнь «за себя и за Павла». Антисоветских высказываний он не допускал, а от призыва в армию имел «броню» как ценный специалист, но жил под постоянной угрозой быть арестованным «за вредительство».
Роберт Эдуардович приучал своего старшего сына к «низовой, практической работе», чтобы позднейшие теоретические знания «ложились на хорошо ухоженную почву». В 1919 году И.Р. Классон был Старшим техником при торфососах, в 1920-м — Старшим техником, Заведующим Опытным полем Гидроторфа, в 1921-м — Техником-Инструктором при Шатурских разработках.
В сентябре 1922 года Иван уехал учиться в Берлин. Здесь он познакомился со своей первой женой Марией Ивановной Лисовской. Она была старше Ивана на 10 лет.
В мае 1930-го Иван, закончив учебу в Высшей технической школе, вернулся вместе с М.И. Лисовской из Берлина в Москву. Какое-то время они проживали в пос. Каширской ГРЭС. Но их брак оказался бездетным, и в 1940-м они расстались.
В 1932-м, по окончании монтажа нового щита управления Каширской ГРЭС, наш герой уволился и перешел в Московское отделение Средволгостроя, в отдел энерговооружения. Проектировал электрификацию совхозов и временной тепловой электростанции на строительстве Камской ГЭС.
Чтобы была понятна специ­фика дальнейшей бурной деятельности нашего героя, приведем отрывок из служебной автобиографии: «В 1937 г. перешел с проектных работ на пуско-наладочные в электрической части гидростанций. <…> В 1937–40 гг. работал в выездных бригадах БПНР на НиваГЭС II, Аджарис-Цкальской ГЭС (в Грузии), Комсомольской ГЭС Чирчикского каскада, 2-й очереди Кондопожской ГЭС — большей частью руководителем бригад. Был экспертом в правительственных комиссиях по обследованию канала Москва — Волга в 1939 г. и приемке Аджарис-Цкальской ГЭС в промышленную эксплуатацию в 1939/40 году.
С 1941 г. работал в бригаде БПНР на Тавакской ГЭС Чирчикского каскада, с началом войны был переведен в филиал Ленгидэпа в Перми, в 1942-м — в БПНР эвакуированного в Курган Гидроэнергопроекта. В августе 1942 г. откомандирован в Москву и снова был на пуско-наладочных работах: в 1943 г. на Юрюзанской временной тепловой станции, в 1943/44 г. при восстановлении Баксанской ГЭС и Докшукинской ТЭЦ [обе — в Кабардино-Балкарии], в 1946 и 1947 гг. при восстановлении Свирской и Днепровской ГЭС. В 1943 г. назначен и.о. начальника БПНР, а в 1945 г. — его начальником. В 1945 г. в Гидэпе на базе БПНР было создано Управление автоматики, телемеханики и пуско-наладочных работ (УАПНР). Был и.о. главного инженера, а с 1946 г. главным инженером УАПНР, вскоре при реорганизации треста в институт Гидроэнергопроект ставшего его отделением — ОАТН».
Со своей второй женой — Анной Гавриловной Позигун (матерью автора этих строк) Иван познакомился в Батуми, где она работала машинисткой в организации АЦГЭСсетьстрой.
Иван постоянно пытался поднять культурный уровень Анны. Из его писем к Анне: «Чтобы нервы были лучше, надо регулярно заниматься умственно, а ты этого, по-видимому, не делаешь. Пожалуйста, учись не меньше двух часов в день. И читай беллетристику не меньше часа».
В следующем письме заботливый муж, не вылезавший из длительных командировок, обозначил больше двух десятков спектаклей, опер и фильмов, которые его жена должна посмотреть.
Забегая вперед, отметим, что уже переставший ездить в длительные командировки Иван так и не смог приучить жену к регулярным посещениям не только театров и концертов, но даже кинотеатров!
Молодожены проживали вместе с 1941 года, но брак свой зарегистрировали в Москве лишь в марте 1944-го, через месяц после рождения первенца.
6 февраля у Ивана родился сын Андрей. Семейное предание гласит, что счастливый отец, вернувшись в Москву из очередной командировки и вынося из дома мусор в ведре, поскакал по ступенькам как молодой — через ступеньку на вторую и в результате сверзился с лестницы, сломав себе нос. Из-за этой травмы у него остались до конца жизни горбинка и перекошенный несколько на сторону нос.
В 1951-м И.Р. Классон получил 8 соток от Гидро­энергопроекта недалеко от ст. Крюково и платформы Алабушево Октябрьской железной дороги. Здесь «под его чутким руководством» младший сын, автор этих строк, приобрел много полезных навыков. В 1974-м я уже один выстроил из бревен и досок сарай. С тех пор могу делать все строительные и садоводческие работы. Так что ненавязчивое отцовское трудовое воспитание было весьма плодотворным. И не только в части навыков, но и воспитания характера — пока не сделаешь определенную работу, не можешь бросить ее. И делать любую работу всегда на совесть.
И.Р. Классон, став в 1959-м пенсионером, каждый год обязательно отрабатывал два месяца на прежней службе или в других местах, много занимался техническими переводами и привлекал меня к подсобной работе — считывать и править напечатанные на машинке тексты.
В 1980-е тогдашний директор ГРЭС №3 Мосэнерго (бывшей «Электропередачи») Николай Иванович Устин затеял организовать на станции музей, посвященный Роберту Эдуардовичу. Иван Робертович передал в этот музей ряд ценных экспонатов: портрет, написанный маслом, письменный стол, два книжных шкафа с соединяющей их полкой. Следом я довез дедовы охотничье ружье и трость.
В мае 1983-го я съездил с отцом (которому было уже восемьдесят четыре года) на «открытие» бюста деда на подмосковной ГРЭС №3 (строилась как «Электропере­дача»). До этого он стоял в машинном зале, а теперь руководство электростанции решило перенести его на открытый воздух. Н.И. Устин смог заманить не только нас с отцом, но и племянника Р.Э. Классона — президента АН СССР А.П. Александрова, тоже не молодого (ему исполнилось восемьдесят лет). Приехал и скульптор Ласточкин, который ранее выполнил бюст.
Были и другие визиты в Электрогорск. Отец становился все немощнее, поэтому мне приходилось заменять его по случаю всяких торжеств, проходивших в Электрогорске. В 1984-м я побывал на 70-летии станции. Тогда власти уже закрутили гайки по поводу выпивок на работе. Поэтому нам после торжеств пришлось с Н.И. Устиным и узким кругом его подчиненных запереться в кабинете политпросвещения, где водку стали разливать из чайника (маскировка, понимаешь!).
Приглашали потом, уже при следующем директоре Евгении Александровиче Михееве, и на 80-летие, и на 90-летие станции.
Главное в «электрогорском сюжете» то, что отец приохотил своих сыновей поддерживать связи с электростанцией (в 2004-м на нее приезжал и Андрей Иванович Классон со своим сыном Сергеем).
Иван Робертович прожил девяносто один год, на своей шкуре испытав в полной мере перипетии большевистского переворота, гражданской войны, эвакуации, жизни по карточкам, идеологического прессинга большевиков. Всю свою жизнь он, тем не менее, сохранял бодрость и оптимизм.
Окончание следует
И.Р. Классон (второй справа) в 1983-м в Электрогорске. Первый справа — младший сын Михаил; первый слева — директор ГРЭС-3 Николай Иванович Устин, второй слева — академик Анатолий Петрович Александров.
Полный текст Глава 16. «Классонята» можно прочесть на нашем сайте http://gzt-gorod.ru