Мебельный комбинат — жизнь продолжается!

 

Во время выборов вновь заставил говорить о себе мебельный комбинат. Позволим себе так называть предприятие ПК «Корпорация Электрогорскмебель».

Мы уже свыклись с мыслью, что мебельный комбинат — банкрот, что жизнь этого предприятия скоро закончится, его продадут, поэтому ничего хорошего никто уже не ждет.

И вдруг — столько энергии! Выдвинули свою кандидатуру на пост главы города, собрали команду в Совет депутатов.

Пиарщики конкурентов нам тут же все и объяснили: город хочет захватить щелковская мафия, налогов комбинат не платит, подъем производства — пиар на время выборов.

Выборы прошли, а интерес остался — что же происходит на мебельном комбинате сейчас и что будет с ним в ближайшее время?

 

Конкурсное управление

В апреле 2011 года на мебельном комбинате было введено конкурсное управление. Конкурсное управление вводится после того, как арбитражный суд признает предприятие банкротом. А суд выносит решение о банкротстве на основании поданного в суд иска. Такой иск был подан в суд Сбербанком.

Мебельный комбинат брал кредиты в Сбербанке для постройки нового завода. В сроки не уложился, долги не выплатил. Сбербанк оценил ситуацию и решил, что долги мебельный комбинат выплатить не сможет. И подал иск в суд. Суд признал мебельный комбинат банкротом.

Основной кредитор (в данном случае Сбербанк) назначает конкурсного управляющего. При банке существует специальное учреждение, в котором работают специалисты по кризисному управлению. Один из этих специалистов — Синякина Евгения Сергеевна — была назначена конкурсным управляющим мебельного комбината.

 

Задача конкурсного управляющего — уволить работников и продать предприятие

Конкурсный управляющий должен действовать строго в рамках федерального закона о банкротстве. А Закон обязывает управляющего принять предприятие, уволить работников, провести ревизию имущества, оценить и продать предприятие. После продажи выплачиваются долги по заработной плате уволенным работникам, потом возвращаются деньги основному кредитору, а потом производятся остальные выплаты, в том числе и налоги.

Конкурсный управляющий организует работу в целом, а непосредственной административной работой на конкретном предприятии занимается исполнительный директор. Таким директором на мебельном комбинате стал Дородных Владимир Иванович.

Было уволено прежнее руководство, сменена охрана, работников начали готовить к увольнению.

 

Предприятие должно работать — решил высокий чиновник

Работу конкурсных управляющих благодарной не назовешь. Люди, которых они должны уволить, не хотят, естественно, быть уволенными, возмущаются и, что тоже естественно, хотя и неправильно, видят в конкурсных управляющих виновников их бед.

Работники мебельного комбината тоже возмущались, тоже собирали собрания, тоже хотели, чтобы их родной комбинат остался действующим предприятием.

Было это в апреле 2011 года. В декабре предстояли выборы в Госдуму, а через год — выборы Президента страны. И социальные волнения вряд ли кому были нужны.

Может быть, по этой причине, а, может быть, и по ­доброте душевной, но бывший тогда министром промышленности и транспорта Московской области Козырев Владимир Иванович решил, что предприятие должно работать.

29 апреля 2011 года в здании Электрогорской администрации было собрано совещание с участием представителей мебельного комбината, конкурсного управления, городской администрации, депутатов, Сбербанка, региональной безопасности, профсоюзов, министерств промышленности и территориальных образований Московской области и СМИ.

Было решено, что предприятие, хоть и банкрот, должно работать вплоть до своей продажи.

 

Особенность мебельного комбината

Особенность нашего мебельного комбината состояла в том, что он пришел к банкротству работающим предприятием. Как и у всякого банкрота, у него не было денег, но, как далеко не у всякого банкрота, на предприятии еще остались специалисты, оборудование, сохранилось производство. Новый завод на момент банкротства был готов на 97%, в оставшиеся 3% входила наладка оборудования и сдача сетей электро­ и газоснабжения в эксплуатацию.

Конечно, неразумно было бы останавливать такое предприятие. Надо было как­то притирать друг к другу закон и действительность, в чем активно обещали помогать областные чиновники.

 

И мебельный комбинат возобновил работу

Владимир Иванович Дородных оказался талантливым директором. Вскоре цех ДСП (ныне завод) выпустил первую плиту, затем был запущен завод по производству ламинированной плиты, ­потом — завод по производству мебели. Через год завод ДСП вышел на плановые пока­затели, зарплата рабочих выросла с 5–10 тыс. руб. до 30 тыс.

В октябре 2011 года на мебельном комбинате появился заместитель исполнительного директора Гаврилюк Владимир Иванович. Его задача — довести новый завод до полной готовности.

 

Вновь угроза закрытия нависла над комбинатом

Прошли выборы в Госдуму, потом прошли выборы Президента, высокие чиновники о мебельном комбинате подзабыли, но зато о нем вспомнила прокуратура. По ее требованию пришлось закрыть расчетный счет предприятия.

Обратились за помощью к министру Козыреву, но среагировать он не успел. В областную власть пришел С.К. Шойгу, и начались кадровые перестановки.

Стало не до мебельного комбината.

 

Выход нашли самостоятельно

Поскольку производство было запущено, то останавливать его уже было нельзя.

С одной стороны — люди. Коллектив, с которым поднимали комбинат, уже для нового руководства стал своим. Вновь грозить увольнением не хотелось.

С другой стороны и для потенциальных инвесторов выгоден работающий комбинат — не надо будет вкладываться в создание производства, работать можно будет, что называется, с колес.

И выход был найден. Был заключен договор с торговым агентом. В просторечии такой договор называется «давальческим». По этому договору предприятие — торговый агент — закупает сырье и снабжает им мебельный комбинат. Комбинат из этого сырья производит продукцию — плиты ДСП и мебель — и отдает ее торговому агенту. Торговый агент сам ее реализует и платит налоги, работникам комбината платит зарплату и оплачивает необходимое для поддержки производства.

 

Работающий банкрот — ножницы, режущие предприятие

Рост производства — радость. А с другой стороны — банкротство, которое не разрешает производству развиваться. Предприятие­банкрот не может иметь прибыли, оно может работать только на зарплату и поддержку производства.

Заметим, не на развитие производства, а только на его минимальную поддержку (пока оно еще не продано). Поэтому оборудование поддерживается текущим ремонтом и редкими (раз в полгода) профилактиками. В обычном режиме нормально работающего производства полноценную профилактику оборудования надо делать довольно часто — раз в три месяца.

Понятно, что в таком режиме предприятие долго не протянет. Все острее становится вопрос поиска инвестора и продажи комбината.

 

Найти инвестора

Нельзя сказать, что покупатели (инвесторы) не находились. Находились. Но многих интересовал только новый завод — он почти готов, рабочих там мало (приблизительно 250). Руководству же комбината хотелось найти таких инвесторов, которые будут готовы и старую часть производства развивать, не боясь многочисленности штата работников. Напомним, что на мебельном комбинате в его счастливые годы работало около 3000 человек.

По оценке, сделанной независимыми экспертами, мебельный комбинат стоит 2,9 млрд. руб. Такая сумма не всем под силу, поэтому уже двое торгов прошли безрезультатно.

 

Выборы — способ привлечь к себе внимание

Поиск инвестора идет успешнее, если этим занимается не только конкурсный управляющий, но и помогает областное правительство.

Чтобы напомнить о проблемах мебельного комбината и привлечь к себе внимание областного руководства, решили участвовать в выборах главы города. Собрали собрание, рабочие идею поддержали — свой глава уж точно не даст пропасть комбинату!

Намеревались выдвинуть сразу три кандидатуры, но у двоих не сложилось, на поле остался один боец — Гаврилюк Владимир Иванович, который вполне достойно провел избирательную кампанию и выдержал все сыпавшиеся на него незаслуженные обвинения во всем, что только могли придумать пиарщики конкурентов.

 

Результаты не заставили себя ждать

Силы были потрачены не зря. Хоть и не стал Владимир Иванович главой города, но на комбинат обратили внимание.

Очень помог приезд С.К. Шойгу, который сразу понял ситуацию и поддержал намерение сохранить в Электрогорске мебельное производство.

Осмелели и инвесторы. Через мебельный комбинат их прошло 19. Сейчас остались трое, которые готовы выкупить производство полностью, ждут очередных торгов.

 

Не чужие

Мебельный комбинат всегда помогал городу. Помогает и сейчас, хотя, казалось бы, сегодняшнему руководству можно сосредоточиться исключительно на своих проблемах — дожить до продажи предприятия и забыть об Электрогорске.

Но руководители решили — помогать будем! Но конкретно и на результат. Поэтому письма администрации о материальной помощи заворачивают обратно, помогают адресно: Совету ветеранов подарили оргтехнику и поменяли мебель, хирургическое отделение больницы обеспечили мебелью, ансамблю «Рябинушка» закупают инструменты и концертную обувь, помогают штангистам, подарили спортивный инвентарь и форму отделению греко­римской борьбы спортшколы, двум инвалидам помогли отремонтировать машины, совместно с городскими службами отремонтировали теплотрассу, подводящую тепло к раздевалкам хоккейной площадки, помогли с ремонтом музея, обеспечили мебелью и дровами храм в Васютино и т.п.

Жизнь продолжается!

Глеб Борисов