Роберт Классон и Мотовиловы

 Продолжение, начало в № 4 от 29 октября 2009 г.

 

Михаил Классон

Роберт Классон и Мотовиловы

Биографические очерки

Печатается впервые

 

О деде Роберта — Эрнесте Классоне (Klassohn), пока известно лишь то, что он был, согласно документам Исторического архива Эстонии, «человеком вольного состояния». А также происходил из Швеции. И все.

О его отце Эдуарде Эрнестовиче сохранилось больше информации. Родился он в 1829-м в местечке Сусей Якобштадского* уезда Курляндской** губернии. В 1846-м поступил в аптеку провизора Константина Рейнсона в Ней-Суббате, по сдаче экзамена за гимназический курс при Рижской мужской гимназии, в 1848-м получил соответствующее свидетельство. В 1848–1852 годах Э.Э. Классон работал в аптеке провизора Гелха­ара в Лемзале.*** В 1850-м сдал экзамены комиссии при медицинском факультете Императорского Дерптского университета и стал студентом. В 1852-м там же получил свидетельство на звание аптекарского помощника. А в 1854-м советом университета был удостоен звания провизора. В начале 1855‑го Э.Э.Классон уволился со службы по прошению, а в конце года получил звание магистра фармации.

О шведском происхождении Э.Э. Классона его жена Анна Карловна Вебер впервые рассказала своим внукам в 1915-м. Как вспоминал И.Р. Классон, еще проживая летом 1907-го в Ловисе (или Ловиизе) — части Финляндии, населенной преимущественно шведами — они, дети, замечали там много Иохансонов и других людей с фамилиями, оканчивавшимися на «сон» (сын, по-шведски).

В том же 1855-м Э.Э.Клас­сон, уже имея звание магистра фармации, переехал из Дерпта**** в Киев и в декабре этого года определился по найму в лаборанты Киевской казенной аптеки. А в следующем году ему было дозволено посещать лекции на медицинском факультете Императорского универ­ситета св. Владимира в качестве вольного слушателя. В 1858-м Э.Э. Классон был произведен в чин титулярного советника, а через несколько лет получил уже чин коллежского асессора (8-й класс табели о рангах). В 1860-м «лекарь Классон» был определен по найму в должность ассистента при терапевтическом отделении Киевского военного госпиталя, сроком на один год с годовым окладом 250 руб. ВКиеве, в начале 1860-х, Э.Э.Классон женился на упомянутой выше А.К.Вебер, дочери дрезденского фабриканта, работавшей до этого в России гувернанткой — она учила господских детей немецкому и французскому языкам. В 1868-м у них родился сын, названный при крещении по лютеранскому обычаю двойным именем — Роберт Артур.

У Эдуарда Эрнестовича было больное сердце, и он умер в сорок шесть лет, когда Роберту было всего семь. Последний рассказывал позже, что почти не помнил своего отца. Еще от него остались две дочери: старшая Иоганна (1864-го) и младшая Элла (1871-го года рождения). После смерти мужа Анна Карловна сдавала «лишние» комнаты жильцам. Один из них — Брандт — был учителем Первой киевской гимназии. И это стало, по-видимому, единственной причиной, почему мать отдала Роберта именно в классическую гимназию, где обучали двум «мертвым» языкам — древнегреческому и латинскому.

Другой жилец, Петр Павлович Александров, член Киевского окружного суда, женился на повзрослевшей Элле, которую знал еще ребенком. Все эти персонажи запечатлены на фото катающимися на лодке по Днепру в 1880-х. Элла Эдуардовна умерла довольно рано — в 35 лет. Однако оставила весьма перспективного наследника — Анатолия, будущего крупного советского ученого и президента Академии наук СССР, а также дочь Валерию и сына Бориса.

Старшая же дочь — Иоганна с 1880-х жила в Женеве, где окончила медицинский факультет. Ее муж, итальянец Гектор Кристиани, тоже учился в Женевском университете, стал профессором медицины и директором университетского института гигиены. Зинаида Николаевна Некрасова вспоминала, получив, по-видимому, эти сведения от Анны Карловны, что они очень нуждались во время студенчества и ходили на лекции поочередно, так как у них было лишь одно пальто на двоих. Дочь Кристиани — Лили в 1910-х гостила в Киеве у бабушки, где выучила только одно русское слово — «извозчик» (чтобы нанимать экипаж при своих перемещениях по городу). Лили вышла замуж за швейцарца Артюса, сотрудника Бюро труда тогдашней Лиги наций. У них были две дочери — Попи и Жаки и сын Жан-Жак.

А.К. Вебер жила в Киеве не только на небольшие доходы от сдачи комнат в наем, но и на дивиденды от оставленных ей покойным мужем акций Общества сахарных заводов. Став вдовой, Анна Карловна вскоре вышла замуж во второй раз — за некоего Ахонина и взяла его фамилию. У И.Р.Классона сложилось мнение, что в 1900-х этого Ахонина уже не было в живых.

А.К.Вебер периодически гостила у Классонов, отдыхавших в Карлсбаде,***** и даже пару раз приезжала на «Электропередачу» — в 1910-х. Когда она не появлялась у сына и внуков летом, Роберт навещал мать в Киеве, по дороге в свой отпуск за границу. Но, как вспоминал И.Р. Классон, они не были духовно близки. Например, Анна Карловна не знала, что ее сын десятилетиями страдал от периодических приступов грудной жабы (стенокардии, по-современному). Ничего не ведала и о его личной жизни после смерти первой жены — Софьи Ивановны Классон в 1912-м. Когда по дороге на «Электропередачу» А.К.Вебер прожила несколько дней в Москве, у нее в гостях были ее знакомые по Киеву немки. И мать предложила сыну жениться на одной из них, крайне не интересной и пожилой особе. Скорее всего, Роберт не рассказывал Анне Карловне о своей давней и почти официальной связи с Евгенией Николаевной Виноградовой-Сомчевской (отношения с которой были оформлены, правда, только в советском ЗАГСе).

А.К. Вебер умерла в январе 1918-го — в самом начале боев за Киев, во время перерастания войны с немцами в гражданскую.

Продолжениеследует

 


Якобштадт теперь носит латвийское имя Екабпилс.

** Курляндская губерния вошла в состав Российской импе­рии в1795 г.

*** Нынешний Лимбажи в Латвии.

**** Современный Тарту в Эстонии.

***** Карлсбад (соврем. название Пумпури) — курорт на Рижском взморье.