Посторонним вход запрещен

 Все мы едины / Но посторонним вход запрещен

«Вместе мы — сила! Надо объединяться! Вне зависимости от партийной принадлежности, главное, что мы вместе!»

Все эти призывы — из послевыборных выступлений Игоря Красавина. Не дословно, конечно, но близко к смыслу. Эйфория победы умиляла сердце и разум, заставляя любить всех без разбору. Наконец, народ понял! Осознал! Выбрал!!!

Всеобщая любовь закончилась с приходом будних дней, где каждый час появляется раздражитель: проситель, клеветник, пакостник — всех не перечесть. А еще доброжелатели, которые наушничают, кто что сказал, куда пошел, как отреагировал на слова главы. Они, эти доброжелатели, как-то незаметно подогревают глубоко дремлющее чувство собственного величия. Усилия на поддержание нимба величия начинают забирать всю энергию, все мысли.

Впрочем, какие мысли роятся в главной голове, не прочитать. Может, там и следа нет от… мании величия.

А вот поступки глава совершает недвусмысленные.

Многословия по поводу всеобщей дружбы всех партий во благо процветания города перешли к конкретным действиям по четкому определению, кто друг, а кто — оппозиция. Несогласные раздражают. Сам Игорь Петрович стойкостью партийных взглядов не страдает: то с коммунистами, то с единороссами. Нос по ветру надо держать, если хочешь в кресло правящее попасть. И бывшие соратники становятся оппозиционерами, потому что взглядов менять не собираются.

Когда-то, во времена борьбы со Скороходом, предприниматель Артюхов был соратником, потому что активно боролся с властью за справедливость. А теперь стал неугодным, потому что убеждения не меняет и в друзья не набивается. А как можно предпринимателя «достать», предприниматель в прошлом господин Красавин знает очень хорошо. Поэтому и долги вдруг у Артюхова могут появиться, и договор аренды можно не продлить, и много чего еще интересного его может ждать.

Еще один соратник в те же времена «забега» к власти — Пономарёв. Сергей Васильевич, к своему несчастью, возглавляет местное отделение партии «Яблоко». А надо бы давно переметнуться в «Единую Россию» или, на худой конец, в ЛДПР. Хочешь быть соратником, меняй окраску. Не хочешь — «наедем» на бизнес.

Для Пономарёва наезды не новы. Сначала Скороход свою власть проявил. Но его цели были понятны, а действия конкретны: хочешь работать в городе — соглашайся с моей финансовой политикой, не нравится — уходи.

Пономарёв ушел из МУП «Ритуал» в свой бизнес — предприятие «Сервис-Ритуал». Скороход больше особенно и не приставал. По прошествии времени приходишь к выводу, что Николай Алексеевич прекрасно понимал, где палку перегибает и, если объект сопротивлялся, то больше «не доставал». Например, попробовал Скороход выселить «Сервис-Ритуал» из комнаты, которую «Сервис-Ритуал» занимает в том же помещении, что и МУП «Ритуал». Обратился в суд, а суд в выселении отказал. Ну, нет, так нет, больше Пономарёва не трогали.

Красавин решил пойти другим путем. Нормальные герои, как нам известно из классики кинопроката, всегда идут в обход. Исподтишка опять же удобнее, чем глаза в глаза. Да и подчиненные есть безотказные, закон далеко, а глава-начальник рядом. Перекрыли вход в комнату «Сервис-Ритуала» железной дверью, тем самым лишив предприятие возможности работать.

Пономарёв к главе на прием — в чем проблема? Ответ стандартный, ласковый, «разберемся». Уже несколько месяцев «разбираются». Как разбираются, нам известно доподлинно: город у нас маленький, ни одно слово мимо ушей не пролетит. Но рассказывать подробности как-то неловко. За главу.

А Пономарёв — человек закаленный, относится к проблеме философски. Да и на оборотное лицо Красавина интересно посмотреть. Когда-то ведь в друзьях ходили. У Скорохода-то — ничего личного, так сказать, исключительно коммерческие интересы. А тут — эмоции, страсть…

Пономарёв решил действовать цивилизованно (не глава все-таки) — милиция, прокуратура и далее по цепочке. Закон у нас разворачивается медленно, но бьет иногда сильно.

«Всегда готов к диалогу и сотрудничеству», — сказал Игорь Петрович Красавин, подводя итоги своих первых 100 дней.

Дарья Светлова