Электрогорская детская школа искусств... будет ли жить по-новому?

  

О своем видении школьных проблем рассказывает директор детской школы искусств Колягина Ирина Геннадьевна.

 

И.Г.: Сейчас все идет по учебному плану, который был раньше — в середине года мы решили ничего не менять. Нарушений огромное количество. Пока я веду разъяснительную работу.

Корр.: Каковы основные нарушения?

И.Г.: Пример. Вахтер совмещала ставку костюмера. Эти профессии нельзя совмещать. Вахтеру нельзя отойти с вахты никуда. А костюмер в это время на работе должен ухаживать за костюмами, перешивать их, подшивать, гладить. Если идет концерт, костюмы надо привезти и отвезти. И подобных моментов было много. Кто понимает эти моменты — мы вопросы решили, кто не понимает — до сих пор работает с нарушениями. Мне нужно будет вмешиваться административным путем.

Корр.: Планируется ли открыть какие-либо новые отделения с 1 сентября?

И.Г.: Останутся все отделения, которые были. Дополнительно мы хотим открыть два отделения. Первое отделение — подготовительное. Это отделение будет готовить детей на музыкальное, хореографическое и художественное отделения школы искусств. Мы должны подготовить детей за год. Отделение РЭР, где маленькие дети с 3-х лет занимаются, тоже останется.

И еще мы хотим открыть фольклорное отделение. Потому что большой спрос. Это связано с тем, что у нас, у «Рябинушки», были большие проблемы в ЦВР «Истоки». Руководство ЦВР «Истоки» не захотело, чтобы «Рябинушка» оставалась там.

С 1 сентября планируем открыть отделение самоокупаемости. Есть дети, которые не посещают занятия. Например, у нас проблема с гитаристами. Они ребята уже взрослые, на гитару ходят, а на другие предметы — нет. Им мы предложим идти на самоокупаемое отделение. Там будет индивидуальная программа обучения каждого.

Корр.: Но это будет уже не музыкальная школа.

И.Г.: Это будет самоокупаемое отделение при музыкальной школе. Мы даем ученику свидетельство об окончании школы, но там не будет написан ряд предметов. Хочет — пусть поступает с этим свидетельством в музыкальный колледж. Сейчас нет обязательного условия наличия этого свидетельства. Бумажка эта, уж извините, что я так говорю, никому не нужна.

Корр.: На данный момент соответствует ли требованиям образование педагогов?

И.Г.: Не у всех. Сейчас у нас проблемы с Ивановой Богданой Станиславовной. Она преподаватель отделения РЭР, но РЭР работает с нарушением. У них программа ведется не как раннее эстетическое развитие, а как программа по подготовке к школе. В рамках РЭР должно быть развитие музыкальных, художественных и хореографических способностей. С 1 сентября нарушения не будет. РЭР будет работать по другой программе. Преподаватели, которые там работают сейчас, не имеют квалификации, чтобы по этой программе работать.

Корр.: А разве Богдана Станиславовна не имеет ­квалификации?

И.Г.: Она по специальности воспитатель дошкольного учреждения и должна где-то работать по основной специальности.

Корр.: Но там же работают несколько педагогов, помимо Ивановой, есть и музыка и танцы.

И.Г.: Музыка и танцы останутся. Не будет окружающего мира и развития речи. Будет художественная направленность.

Корр.: Педагоги, учащиеся и коллективы музыкальной школы постоянно участвуют в конкурсах и городских мероприятиях. Раньше была система поощрений за это.

И.Г.: Она и есть. Только раньше она была с большими нарушениями.

Корр.: И за участие в городских мероприятиях?

И.Г.: В положении нет такого, что мы должны оплачивать это участие. В принудительном порядке я никого не обязываю участвовать. Кто хочет — тот и участвует.

Корр.: Ирина Геннадьевна, а какое у Вас образование?

И.Г.: Я педагог. Филолог.

Корр.: Музыкального образования у Вас нет?

И.Г.: Нет.