Будьте здоровы !

 Идет по улице женщина, прихрамывая. Навстречу — шустрая электрогорская бабушка.

– Ты чего, милая, прихрамываешь?

– Нога болит.

– В нашей больнице лечилась?

– Нет.

– Вот и не ходи туда!

 

У главврача все хорошо в больнице…

27 ноября 2013 года на заседании Совета депутатов заслушивали информацию главного врача МУЗ «Электрогорская городская больница» Ратова Вадима Геннадьевича о работе больницы.

Как считает Вадим Геннадьевич, все хорошо у нас в больнице: крыша над хирургией, слава Богу, не течет, от грибка, извините, избавились, с лекарствами перебои минимальные, трубы, благодаря Игорю Петровичу лично и «Элинкому», ну и, конечно, свои собственные силы применив, привели в порядок, с питанием все в норме и с медикаментами тоже.

Такому докладу удивился даже глава города И.П. Красавин — хоть орден вручай, а, как известно всем, в больнице много проблем: и с медикаментами, и на персонал жалуются…

 

Что люди рассказывают

— Рентген вовремя не мог сделать, потому что снимок проявить нечем — сказали, что реактивов нет, потому что якобы вовремя договор не заключили, и реактивы не купили.

— Ребенку нужно было сделать несложную процедуру — нос промыть. Есть для этого специальное оборудование, в народе «кукушкой» называют. Процедура занимает 2–3 минуты, делает ее медсестра. Так вот, оборудование у нас есть, а процедуру не делают, приходится в Орехово­Зуево из­за двух минут ездить.

— Собирал анализы, чтобы на обследование в ЦРБ лечь. Надо было сделать ирригоскопию. Мне там говорят: «У вас в Электрогорске замечательное оборудование есть для этого». Действительно, есть. Но… нет бария! А процедура без этого вещества не выполняется… И нужен­то всего маленький пакетик. Пришлось ехать в Орехо­Зуево. И другие анализы собирал то в Павлово­Посаде, то в Орехово­Зуеве.

— У соседки по палате живот болел, еле двигалась. Ее на УЗИ послали в другой корпус без сопровождающего, она чуть в обморок по пути не упала.

— Мужчина отлежал с инфарктом, его на ЭКГ посылают в другой корпус одного, без санитара. Хорошо, что жена в это время пришла, довела.

— И.П. Красавин обещал построить гемодиализный центр. Не построил. Говорит, что инвесторы виноваты. Проще всего виноватых на стороне искать.

— В прошлом году в «Электрогорских вестях» печатали интервью с заместителем главы О.О. Матвеенко, которая рассказывала о проблемах больницы. Я внимательно читала. И вот что получается: планировали построить в больнице отделение восстановительной реабилитации. Не построили, потому что хотели отдать под него первый этаж терапии, а его заняли под детскую поликлинику. Детскую поликлинику назад возвращать не собираются, ждут, когда решат вопрос с новым зданием детской больницы, а это не менее года. Народная мудрость говорит, что обещанного три года ждут. Мы ждем больше. Поэтому делаю вывод — не будет ни того, ни другого (извинюсь, если окажусь неправа). Отделение неврозов закрыли — здание, говорят, старое, капитальный ремонт в нем не проводился. И, видимо, не будет проводиться, потому что О.О. Матвеенко говорит, что рассматривается вопрос о переводе этого отделения в здание детского дома. А И.П. Красавин говорит, что здание детского дома в отвратительном состоянии, его тоже капитально ремонтировать надо. Делаю еще один вывод — и отделения неврозов у нас тоже не будет.

 

Факт

Электрогорск оказался в числе городов с высоким уровнем смертности от новообразований (опухолей) и туберкулеза (из «Перечня поручений Губернатора Московской области…» от 25.12.2013 № ПР­1/03­01). Широко распространены также сердечно­сосудистые заболевания.

 

На словах и на деле

Заслушав доклад В.Г. Ратова с замечательными словами о больнице, депутаты задавали вопросы и высказывали резкие критические замечания. Главврач критику выслушивал и обещал учесть. Обсуждение подытожили председатель Совета депутатов В.М. Косарев и глава города И.П. Красавин: человек, мол, только начинает работать, надо помогать, посмотрим, как будет справляться.

Одному из депутатов шанс «посмотреть» представился в январе. Заболел, походил две недели с кашлем и… попал в реанимацию. Пришел на очередной прием к врачу в пятницу, ему сделали ЭКГ и, не отпуская домой, забрали в больницу. Что было потом, он помнит плохо, так как часто терял сознание, очнулся уже в ЦРБ. Зато очень хорошо помнят родственники, которым за два выходных дня многое пришлось пережить.

Диагноз было поставить некому, нужен был кардиолог, которого у нас нет. Надо было вызывать консультанта из МОНИКИ. Договариваться об этом должен главврач. Главврача найти не смогли. Попросили О.О. Матвеенко его разыскать. Но.. она не дозвонилась, на том свою миссию завершила — что поделаешь, не получилось. Родственники бросились в ЦРБ. Здесь почему­то и главный врач нашелся, несмотря на выходные, и с МОНИКИ связаться не отказалась, хоть и не ее был пациент, и родственников консультировала, что надо делать.

В МОНИКИ сказали, какой надо сделать анализ. У нас его сделать не могли, надо было либо везти в Электросталь, либо приглашать из Электростали специалистов с оборудованием. Помогали вести переговоры с Электросталью опять же главный врач ЦРБ и заместитель главы… Павлово­Посадской администрации (это не ошибка — именно Павлово­Посадской, а не Электрогорской).

В понедельник депутата отвезли в ЦРБ. У него оказалось двустороннее воспаление легких и сердечная аритмия. Сейчас депутат дома, шутит: «Здоровый электрогорский климат, нормальные друзья, хорошее электрогорское воспитание помогли убежать от инфаркта».

 

«К пуговицам претензии есть?»

Вспомнилась миниатюра Аркадия Райкина «Кто сшил костюм?»: И пуговицы пришили намертво, и проймочку вырезали правильно, а костюмчик­то не сидит! И не возразишь: их много, тех, кто шил, а ты — один!



Кто сшил костюм?

Аркадий Райкин, миниатюра

 из сборника «Люди и манекены».

Я прихожу к директору, я говорю:

— Кто сшил костюм? Кто это сделал?! Я ничего не буду делать, не буду кричать, я только хочу в глаза ему посмотреть.

Выходит сто человек. Я говорю:

— Ребята, кто сшил костюм?

Они говорят:

— МЫ!

Я говорю:

— Кто это «мы»?

Они говорят:

— У нас узкая специализация. Один пришивает карман, один — проймочку.. Я лично пришиваю пуговицы. К пуговицам претензии есть?

— Нет! Пришиты насмерть, не оторвешь! Кто сшил костюм? Кто вместо штанов мне рукава пришил? Кто вместо рукавов мне штаны пришпандорил? Кто это сделал?!

Они говорят:

— Скажите спасибо, что мы к гульфику рукав не пришили.

Представляете? Их — СТО, а я — один. И все стоят, как пуговицы: насмерть! И я сказал:

— Привет, ребята! Вы хорошо устроились!

 

Есть ли в нашей электрогорской больнице врачи­профессионалы? — Конечно, есть.

Есть ли среди медперсонала чуткие и отзывчивые люди? — Конечно, есть.

И есть больные, которым повезло, которых вылечили, которые вспоминают своих врачей, медсестер и нянечек с благодарностью.

И оборудование самое современное в нашей больнице тоже есть.

Так почему же «костюмчик­то не сидит»?

 

Корпоративные интересы

На нормально работающем предприятии директор всегда на связи — ночью и днем, в будни и выходные.

Если в больнице в выходные нельзя отыскать главврача, то это сигнал о том, что надо принимать меры! Можно планировать ремонты, модернизации, закупки оборудования, электронные очереди (никто не спорит, что все это необходимо), но снимут ли эти мероприятия крепко прилепленный к нашей больнице ярлык «в последний путь»? Может быть, начать с человеческих отношений? Как известно, иногда оборудование бессильно, а слово, отзывчивость и доброта лечат.

Сейчас часто используют определение «корпоративный»: корпоративные интересы, корпоративная ответственность, корпоративная взаимовыручка, корпоративные вечеринки.

Люди, имеющие отношение к городской власти — сотрудники городской администрации, депутаты, руководители муниципальных предприятий — тоже своеобразный корпоратив. С вечеринками все в порядке, а вот как работает корпоративная взаимовыручка, показал вышеописнный случай с депутатом — о нем беспокоились почему­то только Павлово­Посадские чиновники!

Чтобы изменить качество электрогорской медицины, в первую очередь это должен понимать, хотеть и уметь НАШ чиновничий корпоратив. А понимает ли он?

«У нас очень хорошая больница» — сказала в частной беседе Ольга Олеговна Матвеенко, заместитель главы администрации, курирующая здравоохранение.

Антон Карасев