ГРЭС № 3 им. Р.Э. Классона 100 лет !

 14 марта ГРЭС № 3 имени Роберта Эдуардовича Классона отметила 100-летний юбилей электростанции, сооружение которой положило начало освоению и заселению болот вокруг озера Госьбужье. Маленький поселок Электропередача постепенно вырос в небольшой город Электрогорск, до сих пор обогреваемый теплом, вырабатываемым электростанцией.

Как полагается, на юбилей прибыли гости. Некоторые из них прилетели на голубом вертолете, который сразу же был замечен наблюдательными электрогорцами.

От имени Губернатора Московской области А.Ю. Воробьева энергетиков поздравил заместитель председателя Правительства Московской области Д.В. Пестов. Первый заместитель министра энергетики Московской области А.И. Лукашов в своем поздравлении отметил, что очень мало предприятий в России, которые могут отметить такой солидный юбилей, да еще и продолжают надежно работать.

С небольшим опозданием всего лишь на три часа прибыл на праздник и главный инженер ОАО «Мосэнерго» А.С. Осыка.

И, конечно же, были приглашены потомки Роберта Эдуардовича Классона, энергии и изобретательности которого обязаны своим рождением и электростанция, и поселок Электропередача.

В своем выступлении директор ГРЭС­3 Е.А. Михеев подчеркнул, что отсчет истории станции ведется от 12 марта 1914 г. — в этот день станция дала первый промышленный ток.

Внук Роберта Эдуардовича Михаил Иванович Классон считает, что в летоисчисление станции закралась ошибка. Своим мнением, подкрепленным, как обычно, архивными данными, он делится с нашими читателями.

 

Непроизнесенный спич по поводу 100­летия ГРЭС­3 им. Р.Э. Классона

14 марта 2014 г.

Дорогие электрогорцы и ГРЭСовцы!

Я всегда с большим интересом, что вполне понятно, приезжаю к вам. Правда, я не совсем отчетливо понимаю повод, по которому мы здесь собрались. Догадываюсь, что наше торжественное заседание связано с ГРЭС­3, но каким образом?

Хронологический указатель «Развитие электроэнергетического хозяйства СССР» (1987 г.) сообщает: в мае 1913 г. введена в работу 1­я районная электростанция на торфе — Богородская в 70 км от Москвы. То же самое отметил в своей речи Александр Васильевич Винтер на чествовании его 70­летия в Академии наук: «Первая районная торфяная станция «Электропередача» (ныне станция им. Р.Э. Классона) была начата постройкой в августе 1912 г., и первая машина работала уже с 1 мая 1913 г.».

Может быть, от этой даты и стоит вести наш отсчет?

В это время станция давала энергию лишь торфяным элеваторным машинам, т.е. работала на собственные нужды. А вот осенью 1913­го «Электропередача» заработала уже на внешнюю нагрузку. Из воспоминаний того же А.В. Винтера:

«Мы работаем день и ночь, мы работаем всю зиму, ибо через десять месяцев одна машина должна работать, <…> ибо торфяное хозяйство у Классона должно быть электрифицировано, чего нигде нет на болотах. И к началу апреля будущего [1913­го] года первая машина уже работает и обслуживает нужды торфяного хозяйства.

<…> Но осенью станция готова: мы почти по первопутку на санях мчимся в Орехово­Зуево зажечь первые огни от новой станции: вот он свет! <…> Наступают будни. Одна за другой фабрики Орехова, Павлова, Богородска наперебой присоединяются к новому источнику энергии».

Осенью 1913­го электроэнергия по первой в России линии такого высокого напряжения — 30 киловольт — поступила в Орехово­Зуево. А в 1914 г. энергию получили потребители Павловского Посада и Глухова. Так что, вполне можно вести отсчет начала промышленной эксплуатации «Электропередачи» от конкретной даты подключения первого внешнего потребителя осенью 1913­го.

Четкой даты начала работы «Электропередачи» на Москву не существует: в условиях систематического гнобления энергетиков в печати, действий московского городского самоуправления по секвестированию «Общества 1886 г.», а московского губернского земского собрания — «Электропередачи», безуспешных попыток добиться от имперских властей какого­либо четкого решения по условиям параллельной работы двух электростанций (богородской и московской), весь этот нудный процесс растянулся даже не на месяцы, а на годы. Пока, наконец, в октябре 1917­го, не пришли большевики и не реквизировали (национализировали) обе станции.

В заключение своего спича я хотел бы отпустить реплику относительно музея. Но сначала приведу цитату из письма Р.Э. Классона от 6 июля 1920 г.:

«Я вынужден вновь обратить внимание Московской Конторы «Электропередачи» на то, что на станции «Электропередача» совершенно нет свободных помещений для приезжих <…>. Все посторонние лица направляются в мою квартиру, и четыре дня тому назад, ночью ко мне в квартиру буквально вломился г. Шпиндлер в мое отсутствие, напугал прислугу какими­то мандатами, требовал в час ночи, чтобы ему ставили самовар, словом, вел себя, как в завоеванной стране».

Я привел эту цитату, чтобы использовать формулировку Р.Э. Классона: г. Шпиндлер (по­видимому, некий комиссар от советских органов) вел себя, как в завоеванной стране.

Примерно так же ведет себя и руководство ТГК­3 (генерирующего осколка «Мосэнерго»), которое подчиняется Газпрому. Хотя бы в отношении станционного музея, куда мы с отцом еще в советские времена передали немало ценных экспонатов: дубовый стол, такие же два книжных шкафа с полкой­перемычкой, портрет Р.Э. Классона маслом, охотничье ружье, трость. Кому­то из начальников ТГК­3, может быть, даже и его гендиректору Виталию Яковлеву, пришла в голову завиральная идея — объединить все музейные фонды электростанций и свезти их в одно место. Таковым оказался колледж Мосэнерго на Кировоградской улице (т.е. на окраине Москвы).

Сразу после захода Газпрома в ТГК­3 (2008 г.) директор ГРЭС­3 Е.А. Михеев выдержал несколько атак московских эмиссаров на музей Р.Э. Классона, вообще закрыл его для посещения (уже в 2009­м, на 95­летие станции, мы с братом Андреем Ивановичем не могли туда попасть), а самые ценные экспонаты укрыл в сейфе. Но ничего не помогло, по моей информации музей сравнительно недавно «раздербанили» окончательно и экспонаты увезли в Москву. При этом руководство ТГК‑3 даже не поставило в известность потомков Роберта Эдуардовича, не говоря уже о том, чтобы войти с ними в переговоры.

А мы (потомки) предложили бы, например, передать экспонаты в недавно образованный электрогорский музей, который расположился в историческом здании — доме правления «Электропередачи».

Михаил Иванович

Классон,
инженер­гидроэнергетик

Фото на 1­й полосе — внуки и правнук Р.Э. Классона (слева направо): Андрей Иванович, Раиса Ивановна (жена Михаила Ивановича), Михаил Иванович и Сергей  Андреевич.