НОРМАТИВ НА ЖАДНОСТЬ

 Каждый раз, когда мы вынимаем из почтового ящика квитанцию на оплату жилищно-коммунальных услуг, невольно удивляемся тому, что сумма все время растет. Чувства при этом испытываем неприятные.

Наша редакция выслушала много житейских историй о том, как тяжело бывает нести бремя коммунальных платежей. Некоторые рассказчики при этом плачут.
Особенно раздражает и обижает людей оплата отопления летом. Вопрос: «По­чему?» остается без должного ответа. Так, мол, надо, мы платим по нормативам, а норматив у нас распределенный на весь ­календарный год.
Для большинства населения такой ответ звучит, как заклинание черной магии. Есть и настырные товарищи, которые пытаются разобраться, доказывают, что норматив у нас слишком высокий, пишут жалобы. Некоторые высокие инстанции даже с этим соглашаются. Но воз и ныне там.
Потому что у нас самоуправление. То есть мы управляем собой сами — какой норматив глава города подпишет, так мы и самоуправляемся. Но ни глава города, ни Совет депутатов заботиться о нашем кармане не спешат.
Ничего не добившись от власти, некоторые граждане просто перестают платить за то, что, по их мнению, они не получают.
Каково это — быть неплательщиком и воз­можно ли защитить свою правоту, решила проверить Наталья Юрьевна Медведева.
 
Н.Ю.: — Три года назад, летом 2011 года, я пошла на эксперимент: перестала платить за отопление в неотопительный период, то есть, с мая по сентябрь. По моим прикидкам, в отопительный период (с октября по апрель) я полностью оплачиваю полученное тепло. О своем намерении я предупредила «Элинком», написав письмо. Ответ получила стандартный — у нас норматив распределенный, поэтому надо платить круглый год. Ответ меня не удовлетворил. Через два года я опять написала письмо в «Элинком», попросив сверить объем тепла начисленный (выставляемый к оплате) с объемом тепла фактически полученным для того, чтобы уточнить сумму моей задолженности, если она есть. Ответ получила тот же.
Корр.: — А что Вы от них ждали?
Н.Ю.: — Ничего особенного, но людям надо давать шанс вести себя прилично. Например, если я не права, то они мне могли бы это легко доказать. Я показываю свои расчеты, они показывают свои (или расчеты норматива, которые делала администрация), и мы выясняем, кто прав. Если неправа я, то я выплачиваю накопившуюся задолженность, а если неправ «Элинком», то производится корректировка платежей. Кстати, требование раз в год корректировать платежи по фактическому потреблению ресурса присутствовало в Постановлениях РФ, которые определяют поведение управляющих компаний, о чем очень доступно Денис Олегович Семенов (генеральный директор ООО «Элинком») рассказывал населению на страницах «Электрогорских вестей» в 2012 году.
Корр.: — Приличного поведения Вы от них не дождались?
Н.Ю.: — Нет. Был еще вариант трусливый. Понимая, что я права, «Элинком» мог ничего не предпринимать, позволяя мне не платить за тепло летом. Но этот вариант для «Элинкома» невыгодный — я могу посоветовать делать так же другим. Для меня он тоже плох — я как бы по умолчанию получаю подтверждение, что я права, но до конца расставить все точки над «i» не получается.
Корр.: — А если подать на «Элинком» в суд?
Н.Ю.: — Судебные тяжбы требуют очень много времени и сил, и без особой необходимости трудно заставить себя этим заниматься.
Корр.: — Но судиться ведь все равно пришлось.
Н.Ю.: — Да. В конце концов «Элинком» подал на меня в суд с целью взыскать с меня ту сумму, которую он считает задолженностью. Такая ситуация называется «когда клюнет жареный петух». Тут уж ничего не поделаешь, приходится разбираться. Я выяснила очень много интересного, и еще больше убедилась в том, что я права, хотя суд я проиграла. Было бы странно, если бы я сразу выиграла. Мой вопрос не частный, он касается не только меня, а жителей очень многих домов Электрогорска. Если бы я выиграла, то это означало бы, что судом было бы признано, что летом «Элинком» за наш счет получает, как говорили в советское время, нетрудовые доходы.
Корр.: — Будете подавать апелляцию?
Н.Ю.: — Да, конечно. Посмотрим, будут ли остальные судебные инстанции защищать эти доходы, которые я считаю нетрудовыми.
Корр.: — Удалось ли Вам расставить все точки над «i»?
Н.Ю.: — Для себя — да.
Прежде всего, я убедилась в том, что норматив по отоплению, установленный местной властью, для большинства многоэтажных домов грабительски высок. Поскольку для многих: норматив = тариф = «абракадабра», поясню.
Тариф — это цена за единицу продукции, он устанавливается не местной властью, его не обсуждаем.
Норматив — это норма потребления того или иного ресурса.
Если в доме есть счетчик (прибор учета), то он точно учитывает, сколько дом потребил тепла, за это тепло жильцы дома и платят.
Если счетчика нет, то количество потребленного тепла определяется расчетом. В основе расчета лежит норматив — у нас он составляет 0,023 Гкал/м2 (гигакалорий на один квадратный метр). Этот норматив умножается на площадь квартиры — получается объем тепла, за который жильцы данной квартиры платят.
Для сравнения — в Электростали норматив 0,015.
Корр.: — А что, норматив берется «с потолка»?
Н.Ю.: — Нет. Существуют Правила установления нормативов, утвержденные Постановлением Правительства РФ (№ 306), в которых приведены формулы расчета нормативов, в том числе и норматива по отоплению.
Принцип расчета прост: количество тепла, потребленное домом за один отопительный период, делится на площадь всех помещений дома и на количество месяцев (если на 12 месяцев, то получается распределенный по году норматив, если на 7 месяцев — то на отопительный период).
Количество тепла, потребленное домом за отопительный период, тоже рассчитывается по формуле, установленной Правилами. Формула представляет собой произведение нескольких сомножителей. Все сомножители, кроме одного, одинаковы для всех домов. Единственный сомножитель, который для каждой категории домов свой — это удельный расход тепловой энергии на отопление дома (ккал в час на 1 кв. м). Этот удельный расход тепла тоже не надо придумывать — он берется из таблицы, приведенной в тех же Правилах.
Этот удельный расход очень разный для разных домов. Например, для двухэтажных домов постройки до 1999 года включительно он составляет 138 (при температуре наружного воздуха –30°C), для 10­этажных домов того же периода постройки — 69, для 10­этажных домов постройки после 1999 года — 34.
Вдумайтесь в эти цифры.
Корр.: — Это означает, что норматив для этих категорий домов не может быть одинаковый!
Н.Ю.: — Да. Для старых 10­этажек он должен быть в 2 раза ниже, чем для двухэтажных домов, а для новых 10­этажек — в два раза ниже, чем для старых 10­этажек!
Я рассчитала норматив для своего дома (я живу в старой 10­этажке), у меня получилось 0,023 только на отопительный период (а не на весь год). Это значит, что деньги, которые с меня требуют платить летом за отопление, не являются оплатой потребляемого мною тепла, по моей терминологии — это нетрудовые доходы «Элинкома».
Я живу в трехкомнатной квартире, летом 2014 года за отопление ежемесячно начислялись ~2000 рублей. Значит, за неотопительный период я должна заплатить 10000 рублей. В доме 120 квартир, из них 60 трехкомнатных и по 30 однокомнатных и двухкомнатных. Получается, что с мая по сентябрь 2014 года «Элинком» получил с моего дома не менее одного миллиона рублей просто так, ни за что.
Было бы не жалко платить эти деньги, если бы «Элинком» выполнял один интересный пункт договора управления домом. Я процитирую: «Управляющая компания имеет право <…> доходы, полученные от собственников и нанимателей за коммунальные услуги, превышающие расходы по оплате коммунальных ресурсов (сумма корректировки платы за коммунальные услуги), направлять на проведение мероприятий по энергосбережению (установку приборов учета, утепление фасадов, иные)».
Корр.: — Вы хотите сказать, что «Элинком» мог бы уже поставить в домах приборы учета?
Н.Ю.: — Конечно. Я бы отметила здесь два момента.
Первый: сумма дохода, которая остается после оплаты полученного домом ресурса, называется «суммой корректировки платы за коммунальный ресурс». То есть «Элинком» подтверждает, что плата за ресурс (отопление, например) должна корректироваться по фактическому потреблению.
Второй: «Элинком» имеет право не возвращать жильцам эту сумму, но в таком случае он должен на эти деньги выполнять для дома определенную работу, например, поставить в доме приборы учета.
Ни возврата денег, ни работы по энергосбережению я в своем доме не заметила.
Корр.: — Интересно, если ваш дом так много переплачивает за тепло, то сколько же переплачивают дома, построенные после 1999 года?
Н.Ю.: — Каждый может посчитать сам, взяв за основу нормативы, рассчитанные Министерством строительного комплекса и ЖКХ Московской области, которые вступают в силу с 1 января 2015 г. Они утверждены Распоряжением Министерства № 28 от 31 августа 2012 г. Последняя действующая редакция Распоряжения — от 23.08.2013 (см. табл.).
 
НОРМАТИВЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ
В ОТНОШЕНИИ ОТОПЛЕНИЯ
(введены распоряжением Минстройжилкомхоза МО от 23.08.2013 № 122)
(Гкал на 1 кв. м общей площади всех помещений в многоквартирном доме или жилого дома)
 
Группы домов постройки до 1999 года включительно
Нормативы потребления тепловой энергии на отопление
Группы домов постройки после 1999 года
Нормативы потребления
1-этажные
0,0501
1-этажные
0,0190
2-этажные
0,0466
2-этажные
0,0158
3-4-этажные
0,0289
3-этажные
0,0157
5-9-этажные
0,0244
4-5-этажные
0,0135
10-13-этажные
0,0237
6-7-этажные
0,0126
14-этажные
0,0248
8-этажные
0,0122
15-этажные
0,0251
9-этажные
0,0121
16 и более
0,0261
10-этажные
0,0115
11-этажные
0,0114
12 и более
0,0113
 
Нормативы, приведенные в таблице, действуют в отопительный период. Чтобы сравнить с действующим сегодня у нас распределенным по году нормативом 0,023, надо табличный норматив умножить на 7 и разделить на 12. Например, для новой 10­этажки: 0,0115 х 7:12 = 0,0067. То есть жильцы новых 10­этажек, расплачиваясь сегодня за тепло по нормативу 0,023, платят в 3,5 раза больше, чем должны.
Корр.: — Впечатляет. А как «Элинком» доказывал свою правоту в суде?
Н.Ю.: — Я бы сказала, что никакими серьезными доказательствами они себя не утруждали. Размахивали Постановлением главы города об утверждении нормативов и все. Администрация, привлеченная третьей стороной, вела себя так же.
Однако никакое «постановление» не может отменить законов физики и математики. Поэтому и доказательств своей «правоты» ни у «Элинкома», ни у администрации нет.
Разве что административный ресурс. Как в анекдоте: «Партсобрание в НИИ при Сталине:
— Есть мнение, что число «пи» имеет смысл считать равным 10. Ставим на голосование. Врагами народа, которые будут голосовать «против», займутся соответствующие органы». (Прим. ред. — число p = 3,14.)
Корр.: — А мне нравится другой. Гражданина вызывают в суд за неуплату налогов. Аудитор показывает ошибку:
— У Вас 3 х 3 = 9, а должно быть 10.
— ??!!!.. Где Вы учились?
— Где надо. Я всегда так считаю.
— Но это же — таблица умножения!
— В нашем ведомстве нет официального приказа ею пользоваться.
— Пригласите эксперта!
Эксперт:
— Вообще­то 3 х 3 = 11 (в восьмеричной системе).
Аудитор: – Ну вот, видите. Заплатите штраф за попытку обмана, и радуйтесь, что дешево отделались!
Н.Ю.: — К сожалению, это наша действительность. Ее приходится принимать, но это не значит, что надо с нею соглашаться.
 
Беседу вела
Виктория Алексеева