Святое дело

 Издревле на Руси хоронили усопших в освященной земле — около монастырей или церквей.

Электрогорское кладбище находится в лесу, и называют его электрогорцы красиво — Белый Мох, так называлась деревня, когда-то расположенная рядом. А вот церкви здесь не было. Впрочем, в прошлом веке это нас не очень и заботило.

Но пришло другое время, мы стали возвращаться к православным традициям.

Чтобы помочь душам умерших, Церковь советует не только молиться, но и делать добро во имя их. Например, так, как это сделали Игорь Петрович Красавин и его друг Дмитрий Константинович Лощинин, которые взялись за такое богоугодное дело как постройка храма-часовни.

Захотелось подробнее узнать, что двигало людьми, когда они вкладывали собственные средства в то, что так необходимо всем.

Встретившись с Игорем Петровичем, я попросил у него интервью, фрагментами которого хочу поделиться с читателями газеты «Город».

— Игорь Петрович, был ли какой-то личный повод для постройки храма-часовни?

— Был, и связан он с нашей семейной трагедией. Мы похоронили моего тестя Ячменёва Геннадия Сергеевича. Он был здоровым мужчиной 55 лет, главой города, заботливым отцом и дедом, имел благополучную семью и вдруг... После похорон мы испытывали тягостное чувство разом осиротевших. И захотелось сделать что-то в знак благодарной памяти о Геннадии Сергеевиче. Это был первый душевный порыв. А потом пришла и другая мысль — потребность в том, чтобы помолиться перед иконой, купить свечку, подойти к могиле близкого человека и зажечь эту свечку, есть не только у нас. Такая потребность есть и у тысяч электрогорцев, чьи родственники и друзья захоронены на этом кладбище.

— Судя по Вашему рассказу, построена не часовня в обычном понимании, а именно небольшая церковь?

—Совершенно верно. Здесь будет алтарь. А это позволит проводить все необходимые церковные обряды. Внутри, как и снаружи, закончены отделочные работы. Иконы мы ещё не завезли, так как пока внутреннюю часть оснащать нельзя: нет электричества, а это значит — нет сигнализации, нет охраны. К тому же надо подключить отопление. Всё, что касается строения, мы делали самым тщательным образом. К постройке привлекались профессионалы. Медной кровлей, как и позолотой куполов, занимались специалисты, работавшие и в Сергиево-Посадской Лавре, и в Москве.

—Как долго длилось строительство?

— Строили меньше года, а ввести не можем до сих пор. Администрация города не внесла в эту стройку ни рубля. Неоднократно обращались к ним: «Помогите решить вопрос с подводкой электричества, ведь вы располагаете такой возможностью». Но до сих пор вопрос остается открытым.

— Но в ком-то всё-таки нашли поддержку?

— Я назову имена тех немногих, кто однозначно ответил на мою просьбу о поддержке: «Я готов помочь. Дело святое». За их бескорыстную помощь я ещё раз с благодарностью хочу пожать им руку. Это: Д. Лощинин, В. Фадеев, Д. Арутюнян, Д. Подивилов, А. Спиридонов, И. Акимов, А. Тимошенко, семья Крайнюковых, С. Пономарёв, В. Шевченко, С. Косарихин, С. Булатов, семья Крюковых, Т. Сурина.

На данном этапе решением вопросов, связанных с вводом в эксплуатацию храма-часовни, а это и подводка электричества, и землеотвод, занимается настоятель храма Всех Святых в земле российской просиявших отец Александр. Его авторитет, а также искреннее желание довести до логического завершения столь нужное и богоугодное дело, дают основание рассчитывать на открытие храма в начале 2010 года.

К весне на территории возле храма-часовни мы обязательно проведем озеленение. Разобьём газоны, посадим цветы.

Наше стремление построить храм-часовню не было продиктовано какими-то конъюнктурными соображениями, изысками политтехнологий. Мы осознавали, что занимаемся делом, нужным для всех.

***

Слава Богу, что есть те, кто чтит традиции многовековой православной Руси.

Леонид Кораблев