ЕГЭ: эксперимент продолжается...

Год «Икс» настал — ЕГЭ перестал быть формально экспериментом и «зашагал» по всей стране. Вся система высшего образования за редким исключением перешла на набор студентов по результатам нескольких ЕГЭ. Однако практика 2009 года показала, что формат проведения итоговой аттестации и набора студентов будет еще меняться.

 
2009 года многие ждали с большой опаской. Не только волновал сам факт повсеместного введения ЕГЭ, но и то, как благородные цели, заявленные организаторами единого экзамена, будут реализованы в нашей российской действительности. Вышло, как всегда. В большой неопределенности многие абитуриенты пребывали до февраля–марта, именно тогда появились официальные документы, прописывающие регламент экзаменационной кампании. Выяснилось, что для поступления нужно сдавать по 3–4 ЕГЭ, в том числе по совсем неожиданным предметам. Так на факультеты естественнонаучного профиля в некоторых вузах теперь надо сдавать информатику, а на математических факультетах — физику. Мало того, что вскрылось это за полгода до экзаменов, так ведь и неразбериха, связанная с введением нового правила в вузах, длилась очень долго.
Стоит ли говорить, что и содержание экзаменов не приобрело законченную форму. Например, всю осень ходили слухи об исчезновении группы А из экзамена по математике. Слухи не подтвердились, но такое развитие сюжета не исключено. На сайте Федерального института педагогических измерений (ФИПИ, http://www.fipi.ru/) выложена для обсуждения модель ЕГЭ‑2010 без группы А, с увеличенным количеством задач по геометрии и группы С. То есть в случае принятия такого формата всем снова придется перестраиваться, восстанавливая в правах геометрические задачи.
Таким образом, эксперимент продолжается, причем с отечественным размахом — сразу на всю страну. Интересно отметить, что количество одновременно реформируемых аспектов экзаменационной кампании 2009 года было настолько велико, что в неопределенное положение попали и вузы, с полным отсутствием понимания, кто к ним придет, и учителя, и ученики с родителями. Один из примеров — это изменение системы оценивания работ. Когда в прошлом году выяснилось, что массовая школа выпускает каждого четвертого выпускника безграмотным, решили сначала проверять все работы, затем определять предельно допустимый уровень двойки, а уж затем ставить оценки. Благодаря этому нововведению, появилось много радужных материалов в СМИ о том, что уровень выпускников 2009 года стал выше. Теперь только каждый 10-й, а то и даже лучше — каждый 15-й, не в состоянии сделать простейшие задания (чтобы не получить двойку по математике, достаточно было решить всего 4 задачи из 26).
Правда, последнее обстоятельство спасло многих абитуриентов от проблем с получением аттестата. Ведь с 2009 года отменена практика «2+1», когда вместо двойки ставили итоговую оценку три. Теперь, получив низкий бал по русскому и математике, можно не только не поступить в вуз, но и лишиться аттестата. Такому риску в случае прошлогодней системы оценок подверглось бы около 200 тысяч человек.
Стоит ждать сюрпризов и по форме проведения экза­мена. Многие абитуриенты на ЕГЭ пользуются мобильной связью, вспомогательными средствами. По-прежнему проблема коррупции и покупки результатов ЕГЭ не решена. Во многих вузах давно жалуются, что очень много абитуриентов с хорошими результатами единых экзаменов не соответствуют стандартным требованиям, обычно предъявляемым к студентам младших курсов.
Отметим последний штрих, весьма характерный для кампании 2009 года. В этом году система вузовских олимпиад тоже была изменена. В результате призеры олимпиад, например, МИФИ или МГТУ, могли приносить свои дипломы в МГУ. С одной стороны, это замечательная возможность упростить поступление в престижные вузы абитуриентам, активно участвующим в разных олимпиадах, а с другой — хаос с регламентом подобного переноса результатов. Вся правда об этих экзаменационных мероприятиях вскрылась только в июне!
 
Кирилл Медведев,
к.ф.-м.н., научный сотрудник социологического факультета МГУ