Памяти Наталии Владимировны Пушиной

Мне нравится дикость ваша
И смелый разлет бровей,
И русское имя Наташа,
Которого нет родней.

 
Эти строки Александр Вертинский посвятил юной Наташе Пушиной, девочке из Харбина, дочери врача, мечтающей танцевать.
Отец служил на КВЖД (Китайско-Восточной железной дороге), семья жила в Харбине, там Наташа училась в гимназии, потом танцевала на сцене харбинского театра «Железнодорожное собрание». И мечтала о Москве.
Ее мечта сбылась — в 1936 году в возрасте 22 лет она переехала жить в Москву. Театр, сцена, гастроли по всей большой любимой России. А потом — арест по подозрению в шпионаже («Мне нравится дикость ваша…» написал ей когда-то «французский шпион» Вертинский, а Наташа этот клочок бумаги сохранила, его и нашли при обыске) и 8 лет лагерей. Рядом, в Ухте, был театр, под конвоем привозили, под конвоем увозили, но можно было танцевать на настоящей сцене. Через 9 лет — освобождение, а через некоторое время — снова арест и вечное поселение в Караганде. Она и в первый раз не поняла, за что арестовали, а во второй даже не спрашивала.
 
 
После смерти Сталина Наталию Владимировну Пушину реабилитировали, она вернулась в Москву, но жить ей посоветовали в Подмосковье. Наталия Владимировна выбрала Электрогорск. Работала в клубе Ленина, учила детей танцевать и жить.
 
 
Электрогорску повезло, душу города, начиная от поселка Электропередача, формировала целая плеяда красивых и сильных духом людей — инженеров, учителей, врачей, работников культуры. Это те, «кем город стоит и кем знаменит», благодаря кому в нашем маленьком городе было тепло и уютно жить, рядом с кем было светло и спокойно. Все они уже ушли из жизни, Наталия Владимировна — последней, 11 декабря 2009 года. Ей было 95 лет.
Маленькая, хрупкая, никогда не унывающая, любящая жизнь и людей, сильная духом женщина, Наталия Владимировна Пушина никогда не жаловалась на жизнь, и даже годы лагерей и ссылки умела вспоминать с благодарностью: «С какими умными, красивыми, известными людьми мне посчастливилось там встретиться!» — говорила она. Поэтому и тянуло к ней людей, двери ее дома всегда были открыты, к ней приходили поделиться и горем, и радостью, и всегда получали утешение и поддержку. Последние месяцы она практически не вставала, у нее болели ноги (профессиональное), но никогда ни одной жалобы, никогда о себе, всегда первый вопрос: «Как у тебя дела? У тебя все будет хорошо, я за тебя молюсь». И действительно, человек глубоко верующий, она за всех нас молилась, ни о ком не забывала.
Теперь наша очередь. Будем помнить, и все у нас будет хорошо!