Размышления о благоустройстве

Уже больше года электрогорцы наслаждаются новым сквером напротив плавательного бассейна. Все выглядит цивильно, только находиться там в жаркий летний день равносильно испытанию по выживанию в пустыне. Тени деревьев там нет и не предвидится.
Когда напротив рынка стали делать еще один сквер, у некоторых наивных жителей была надежда — на этом участке росло множество пышных деревьев — наконец-то в Электрогорске будет сквер не хуже, чем парк в Павловском Посаде, с тенистыми прохладными аллеями, где в жаркий летний день можно отдохнуть и встретиться с ­друзьями.
Но не тут-то было!
Деревьям была буквально устроена резня. То, что росло многие десятки лет, было либо изуродовано до абстракционизма, либо спилено под корень. Оставлено несколько берез в восточной части сквера, видимо, с расчетом, чтобы они случайно не дали тень на скамейки. Разумеется, скамейки летом будут на палящем солнце, ну, словом, как это обычно происходит, когда за дело берутся люди, которые никогда не будут пользоваться тем, что они творят. Раньше таких людей с презрением называли «шабашниками».
Конечно, эта заметка запоздала. Но можно поговорить о том, кто дает такие задания, кто утверждает такие ужасные проекты, которые не для людей, а для галочки.
То, как поступают с деревьями в Электрогорске, напоминает (извините уж) действия оккупантов на захваченных территориях. И эти люди потом призывают граждан сотрудничать и помогать им сажать новые деревья. Чтобы с ними случилось то же самое? Нет, с такими не сотрудничаем.
Еще один недавний подвиг — позади здания почты уничтожены прекрасные тополя. Кто-то даже не подумал, что нормальные люди всегда прикрывают задний фасад. Именно поэтому позади почты были посажены прекрасные тополя. А теперь задний фасад и фасадом-то не назовешь. Только вторым словом, пусть припудренным и с парковкой.
А место для парковки, между прочим, можно было сделать чуть дальше от здания. И деревья были бы целы, и не пришлось бы создавать в городе еще одно архитектурное непотребство.

А. Берестов, А. Корягин — жители города