«В гостях у сказки»

 Судебные разбирательства

 
Перечитывала недавно сказку Шарля Перро «Красная Шапочка». Какие, однако, интересные персонажи! Ответственная девочка добросовестно выполняет мамино поручение: несет бабушке пирожки. С хорошими девочками ничего дурного случиться не может, даже в лесу при встрече с волком. И волк не глуп — не стал есть девочку при свидетелях, решил съесть сразу двоих в доме у бабушки, и пока родственники хватятся, его и след простынет. Волк еще и психолог: чтобы ребенка лишний раз не пугать, в бабушкин наряд приоделся, разговоры отвлекающие завел... Ну а в конце, как водится в сказках, волк наказан, бабушка и внучка снова целы и невредимы. Благодаря бдительности местных правоохранительных органов в лице бравых охотников. И вспомнилась мне электрогорская сказка про кадровый вопрос...
 
Пришел в октябре 2008 года к власти новый глава города и решил поменять работников. Обычная процедура — новый руководитель приводит свою команду. А если увольнения проводить еще и под флагом оптимизации управления и сокращения штата чиновников, то в наше время — время кризиса — это чуть ли не богоугодное дело.
Первое массовое увольнение сотрудников администрации прошло в начале 2009 года. С целью оптимизации, а также экономии средств. Результат, правда, несколько удивляет. Уже весной 2009 года численность штата не только восстановилась, но и превысила прежнее число. При этом уволенным по четыре зарплаты, положенные муниципальным служащим, выдали, и нужным сотрудникам оклады повыше назначили. Так зачем увольняли? Что сэкономили? Ответ напрашивается неутешительный: уволили тех, кто много знает и видит, не боится говорить правду, не угодничает, не прогибается. Да и власть приятно показать: хочу — казню, хочу — милую.
Это присказка была, сказка (наша, электрогорская) — впереди: о том, как «съедают» неугодных сотрудников в нашей администрации. Сюжет лихо закручивается, не сразу и разберешь, что к чему. Сначала усыпляется бдительность. Что-то среднее между анестезией и малыми порциями яда. Издается распоряжение о предстоящем сокращении, и месяца два никаких действий не предпринимается. На все вопросы ответ один: такая бумага нужна как бумага, вас не коснется. Человек поспрашивает, поволнуется да и успокоится. Вот тогда его по голове распоряжением — бац! Томагавком в спину (в виде 2–3 выговоров, чтобы наверняка) — хрясь! И пару часов на сборы, поминутно напоминая, что кабинет надо освободить срочно. А напоследок добрый совет дадут — здоровье поберечь, в суд, в прокуратуру не обращаться, не поможет, дескать, все схвачено. Над процедурой увольнения не очень «заморачивались» — такое впечатление, что юристы в администрации напрочь забыли, чему их в университетах учили, с точки зрения закона нарушалось все. Расчет был простой — люди будут ошарашены беззаконием и хамством и бороться не станут.
Расчет оказался верен. В своем большинстве уволенные специалисты действительно и не пытались бороться. Какая прокуратура? Себе дороже. Москва не так далеко, работу найти можно. Это в сказке волк понимает, что в лесу всегда есть охотники, и вести себя нагло опасно для жизни. А от нашего города право­охранительные органы, ой, извините, охотники, далеко, к тому же в стране кризис, коррупция, им не до нас.
Однако есть среди уволенных и исключения — упрямые Красные Шапочки, которые, как это ни удивительно, считают, что с несправедливостью надо бороться.
Среди них Елена Георгиевна Николаева и Ольга Викторовна Шадрина, начальник и главный специалист отдела по культуре, делам молодежи, спорту и туризму. «Увольнительный» сюжет был разыгран, как по нотам. Были и распоряжение о сокращении всего штата отдела, и неожиданная «проверка», и, наконец, кульминация — вручение утром 29 января 2009 года распоряжения об увольнении с… 28 января и вместе с ним документа о вынесении замечания и выговора по результатам проверки. И, будьте добры, до 13 часов освободите кабинет! И никакой передачи дел, документов и материальных ценностей (Ольга Викторовна Шадрина была материально ответственным лицом). А для усиления эффекта Советом депутатов под предводительством Павла Яковлевича Шпитальского было заранее принято решение о ликвидации отдела по культуре, делам молодежи, спорта и туризма и образовании отдела... по культуре, спорту, туризму и работе с молодежью. Существенная разница, не правда ли? Кстати, до сих пор существуют оба отдела, отдел с первым названием был юридическим лицом и все еще не ликвидирован (процедура ликвидации — сложная работа, напрягаться надо), а сотрудники его уже уволены (правда, только неугодные, которые позволяют себе «сметь свое суждение иметь»). А в новый отдел уже 30 января была назначена новая начальница.
Придя в себя от пережитого шока, женщины посчитали невозможным прощать оскорбление и обратились за защитой своих прав в суд.
Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Судебное разбирательство длилось долго — с марта по октябрь. Администрация иск не признавала, свидетели с ее стороны вовремя не приходили, одни затребованные судом документы исчезали, другие подолгу не предоставлялись. Как-то раз Ольга Викторовна сама пришла за необходимым документом, но раздраженная чиновница, потеряв над собой контроль, почти физически вытолкала ее за дверь. Надо же цацы какие — с администрацией спорят! По судам ходят! Прецеденты создают! В общем, застряли, как кость в горле.
В конце концов, судебный процесс завершился. Суд исковые требования удовлетворил, замечание и выговоры снял, увольнение признал незаконным, средний заработок за время вынужденного прогула обязал администрацию выплатить, а также и судебные издержки. Вот только восстанавливаться на прежние рабочие места ни Елена Георгиевна, ни Ольга Викторовна не захотели, потому что работать в таком окружении считают для себя невозможным.
Не удалось Красных Шапочек проглотить. В сказке волк бы отступил из чувства самосохранения. А вот у агрессивных героев электрогорской сказки это чувство отсутствует. Администрация не спешит решение суда выполнять, а неисполнение решения суда — дело уголовное. Незнание законов? Надежда на безнаказанность? На то, что охотник не решится выстрелить? Или до сих пор нормальные охотники не попадались? А поостеречься стоило бы. Как бы медленно не запрягала судебная система, она так быстро может с места рвануть, что местным волкам мало не покажется. Как бабахнут из всех стволов, живого места не останется! Может, ну их, этих Шапочек, своя рубашка, в смысле, шкура, не ближе ли к телу? А ну как три сдерут, а в местах, не столь отдаленных, холодно бывает.
А Шапочки-то крепкие, настроены серьезно, дальняя дорога их не пугает, готовы, если потребуется, и до международного суда дойти. Воспитывались-то не на пепси, а на серьезных стихах, вот, например, таких: «Гвозди б делать из этих людей: крепче б не было в мире гвоздей» (Николай Тихонов «Баллада о гвоздях»).
Дарья Светлова