Хорошо сказка сказывается, да не так дело делается...

Часть вторая: «Бои местного значения»
 
Рассказанная в октябрьском номере газеты история о том, как жильцы дома № 30 улицы Кржижановского решили сменить управляющую компанию, кажется, превращается в долгий сериал.
Когда бьются за поле деятельности две управляющие компании, это еще можно понять. Но когда в бой вступает государственный орган, активно препятствуя развитию конкуренции, которая у нас защищена антимонопольным законодательством, то это, согласитесь, более чем странно.
 
Краткое содержание первой части
Летом 2016 года жильцы дома № 30 улицы Кржижановского решили сменить управляющую компанию. ЗАО «СХРУ», ранее обслуживавшая этот дом, решила уйти с рынка жилищно­коммунальных услуг, передав свой персонал вновь образованной компании ООО «СХРУ». Однако жильцы дома № 30 на своем общем собрании большинством голосов избрали себе в качестве управляющей компании не ООО «СХРУ», а ООО «УК Атлант».
После собрания УК Атлант в положенный срок отправила документы в Госжилинспекцию (ГЖИ) для внесения дома № 30 в реестр домов, обслуживаемых этой компанией. Только после внесения в реестр УК Атлант имеет право приступить к обслуживанию дома.
ГЖИ дом в реестр не внесла и в положенный срок компании «УК Атлант» ничего не ответила.
ЗАО «СХРУ» вернулось к обслуживанию дома.
Жильцы подали в суд иск о расторжении договора с ЗАО «СХРУ», УК Атлант подала в суд иск на бездействие (молчание) ГЖИ.
 
Подложный протокол
Судебный процесс о расторжении договора с ЗАО «СХРУ» состоял из беседы и двух заседаний. На первом заседании ЗАО «СХРУ» представляла по доверенности Ю.В. Вершинина — генеральный директор ООО «СХРУ», на последнем — юрист ООО «Элинком».
На последнем заседании представитель ЗАО «СХРУ» представила суду протокол внеочередного общего собрания собственников дома № 30, которое якобы было проведено 7 октября 2016 г. и на котором собственники якобы выбрали своей управляющей компанией ЗАО «СХРУ». Представитель ЗАО «СХРУ» сказала, что протокол был получен по почте.
Суд был приостановлен до оспаривания жильцами этого протокола.
Связались с инициатором собрания, указанном в протоколе. Оказалось, что женщина, указанная в протоколе в качестве инициатора, никакого собрания не инициировала и вообще впервые об этом слышит.
Из ее заявления: «протокол <…> я не подписывала, инициатором проведенного собрания я не была, и ничего об этом не знаю. Доверенности никому не выдавала. Подпись в протоколе собрания не моя».
Но суд решили не возобновлять, так как выяснилось, что суд может расторгнуть договор между ЗАО «СХРУ» и только тем жильцом, который подал заявление в суд. Чтобы расторгнуть договор со всеми жильцами, нужно, чтобы либо каждый житель дома подал заявление в суд, либо чтобы в повестке дня проведенного собрания было оговорено, а затем принято решение, что жильцы без нотариуса доверяют инициатору собрания представлять их интересы, в том числе и в суде. Об этом инициаторы не знали. Век живи — век учись.
 
А в это время в арбитражном суде
В это время проходил судебный процесс в арбитражном суде с участием УК Атлант и Госжилинспекции. Заседания несколько раз переносили, потом нашли зацепку — информация о доме была размещена не на всех сайтах, на которых ее следовало разместить.
УК Атлант разместил нужную информацию на нужном сайте и опять отправил документы в ГЖИ.
 
Как ГЖИ «защищала» права граждан
Решение арбитражного суда подписано 22 ноября 2016 года. Но еще в октябре было очевидно, что рано или поздно, но ГЖИ придется вносить дом № 30 в реестр лицензий УК Атлант. Наверное, кому­то очень хотелось, чтобы это случилось поздно, а не рано.
12 октября ГЖИ подает в суд иск на инициатора собрания, проведенного собственниками в июле 2016 года, о признании решения этого собрания недействительным.
Очень ответственные товарищи из ГЖИ искали нарушения в документах буквально под лупой. И бились за «правду­матку» в течение 5 судебных заседаний! На 4 заседаниях были наши корреспонденты, которые подтверждают, что со стороны представителей ГЖИ были приложены большие усилия, чтобы доказать, что якобы не было кворума на собрании, и чтобы, видимо, судебный процесс растянулся на как можно более длительный срок.
На первом заседании ГЖИ попросило суд привлечь ЗАО «СХРУ» к участию в суде в качестве третьего лица (несмотря на то, что к оформлению документов собрания ЗАО «СХРУ» не имеет никакого отношения). ЗАО «СХРУ» привлекли, суд перенесли.
На втором заседании представитель ЗАО «СХРУ» (тогда это была Ю.В. Вершинина) заявила, что она не в курсе дела и должна изучить материалы. Конец декабря, «на носу» праздники. Суд перенесли на 12 января.
12 января представители ГЖИ не доехали до суда, прислали телефонограмму о том, что не могут доехать в виду загруженности дорог. Суд перенесли на 23 января.
23 января представитель ГЖИ потребовала, чтобы к делу приобщили договоры, заключенные жильцами с УК Атлант. Никакого отношения договоры к документам собрания не имели, но, тем не менее, договоры приобщили. Представитель ГЖИ заявила, что она должна все договоры сфотографировать и внимательно изучить, на что, естественно, нужно время. Суд перенесли на 31 ­января.
31 января ни представители ЗАО «СХРУ», ни представители ГЖИ на суд не явились — биться уже было не за что.
Судья вместе с инициатором собрания внимательно разобрались с каждой подписью, к которой придирались представители ГЖИ, с каждым документом, подтверждающим подпись, и пришлось признать, что кворум на собрании был.
Суд отказал ГЖИ удовлетворить их требования.
 
Жильцы­то крепким орешком оказались
В то время как судебные заседания под разными предлогами передвигались на конец января, ООО «СХРУ» тоже не бездействовало. Еще в декабре по квартирам начала ходить энергичная женщина, агитируя жильцов отказаться от УК Атлант (ну очень­очень­очень плохая компания) и выбрать себе другую управляющую компанию — ООО «СХРУ» (ну очень­очень­очень хорошая компания).
Силами ООО «СХРУ» была предпринята попытка провести еще одно внеочередное собрание собственников 8 января 2017 года. На собрание вышли человек 10 жильцов и предупредили, что будут внимательно следить за подлинностью подписей. Поскольку кворума не было, собрание перешло в заочную форму. Срок подписания протокола — 24 января.
Можно полагать, что именно эта дата на судебном заседании 23 января вызвала у представительницы ГЖИ горячее желание изучить ­договоры.
Однако надежда на 24 января не сбылась — протокол инициатором собрания был составлен честно — явка собственников на собрание составила всего 2,12%, что и было указано в протоколе.
Таким образом, собственники дома № 30 улицы Кржижановского подтвердили свою приверженность принятому летом решению.
 
О законах и их нарушителях
Существует закон № 135­ФЗ, который называется «О защите конкуренции».
Этот закон (статья 15) запрещает viagra pas cher органам государственной власти (к таковым относится и ГЖИ) осуществлять действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.
Риторический вопрос: не кажется ли вам, что судебные инициативы ГЖИ, направленные на недопуск УК Атлант к управлению домом № 30, как раз и являются теми самыми действиями, приводящими к устранению конкуренции на электрогорском рынке жилищно­коммунальных услуг?
 
Суд выиграли, что дальше?
Этот вопрос задают сейчас жильцы дома № 30 улицы Кржижановского.
Сейчас надо набраться терпения и подождать. Решение суда вступает в силу через месяц, если не подается апелляционная жалоба. Если ГЖИ подаст апелляционную жалобу, то прибавляйте еще месяц до судебного заседания в апелляционной инстанции.
Поскольку в Павлово­Посадском суде разбирались практически с каждой подписью и ничего не смогли найти, то вряд ли и следующая судебная инстанция сможет к чему­нибудь придраться.
Однако противники слишком самостоятельных жильцов могут оказаться хитры еще на какую­нибудь выдумку, чтобы задержать момент вступления УК Атлант в управление домом. В таком случае можно будет провести еще одно собрание и подтвердить ранее принятое решение.
В любом случае побеждает тот, кто не юлит, не сбивается с курса, уважает себя и свои решения. И последовательно их отстаивает.

Глеб Борисов