О публике, публичных слушаниях и… красоте

Письмо в редакцию

 

5 октября вечером совершенно случайно в газете «Электрогорские вести» мы заметили объявление о публичных слушаниях, назначенных на 6 октября. Мелким шрифтом, в конце газеты, сообщалось, что на земельном участке с длинным кадастровым номером, расположенном в районе проезд Жукова — улица Ленина, будет меняться вид разрешенного использования: размещение домов малоэтажной застройки на размещение домов среднеэтажной застройки (код 2.5).

Вы чего­нибудь поняли? И мы бы не поняли, если бы нам не приходилось ранее сталкиваться с администрацией по этим застройкам.

Мы живем на улице Калинина в доме № 20 и на улице Комсомольской в доме № 1. Наши дома предназначены на снос, а нас, возможно, будут переселять в тот дом, который будет построен на упомянутом участке. Поэтому нам не все равно, какой это будет дом. И мы считаем, что нас надо было специально предупреждать об обсуждении важного для нас вопроса.

Видимо, тот, кто давал объявление, не рассчитывал на появление публики на этих слушаниях. И, тем не менее, мы появились. Нас было 6 человек, пришли пораньше, чтобы зарегистрироваться. Охранник в администрации долго не мог понять, на какие такие слушания мы рвемся. Потом пропустил. Мы поднялись на 5 этаж (а с нами, между прочим, был инвалид на костылях), но зал был закрыт. Мы стали выяснять, где же все­таки будут слушания. Наконец, появились представители администрации, и обсуждение провели. Нам показалось, что на нас не рассчитывали. Как было бы хорошо — никто не пришел, протокол составили, как надо (граждане в виде сотрудников администрации всегда есть на месте), и ладно.

Мы считаем, что жителей своего города, для которых должна работать администрация, надо уважать.

Вопрос, который должен быть с нами согласован (публичные слушания для того и придуманы нашим законодательством, чтобы учитывать мнения граждан), для нас важен. На улице Ленина разрешалась только малоэтажная застройка — до трех этажей. Потом три этажа заменились на 4. А теперь хотят довести малоэтажную застройку до 8 этажей (именно так расшифровывается код 2.5). Причем, в требованиях к застройщику, которые выложены администрацией на сайте госзакупок, дом указан без балконов и лифта. И что мы получим? Четырехэтажный (или еще хуже — восьми­этажный) барак?

Увеличение до 4 этажей провели также через публичные слушания, о которых никто не знал. Провели их 23 июня. В заключении по этим слушаниям сказано, что население проинформировано через газету «Электрогорские вести» № 19 (976) от 09.06.2017 и № 24 (981) от 22.06.2017. Открываем газету № 19 и не находим объявления! Открываем газету № 24. В ней оказывается вкладка — официальное приложение, начинающееся со страницы 25 (а газета заканчивается страницей 16). И опять не находим объявления! Догадываемся: к газетам должно быть официальное приложение, в котором печатаются важные для города решения и официальные объявления. Наверно, в этом приложении и было объявление. Но в магазинах газета продается без приложения!!!

23 июня, когда мы ждали представителей администрации в клубе для обсуждения нашего вопроса, они, как оказалось, в этот день провели публичные слушания по замене трехэтажной застройки на четырехэтажную. Вдумайтесь — мы, которые заинтересованы в этих слушаниях, вместо того, чтобы в этих слушаниях участвовать, сидим в это время в клубе и ждем! Можно было бы поступить по­человечески и нас позвать. А начальник управления по строительству и земельно­имущественным отношениям Илья Леони­дович Стельмах, когда пришел в клуб, еще и упрекнул нас в том, что мы не ходим на публичные слушания!

В общем, «протащили» без нас четырехэтажную застройку, теперь рядом с белым пластмассовым домом на проезде Жукова построят еще один такой. Строительство таких домов, видимо, недорого обходится и кому­то выгодно. А потом узаконят восьмиэтажки, и — конец улице Ленина!

Зачем же так вредить городу и людям?

Н.Н. Букова, Е.В. Бадулина, А.П. Авдеева

 

От редакции. Вскоре после того, как на проезде Жукова был построен новый белый дом, в наш город заехали в гости к приятелям два архитектора. Прогуливаясь по улице Ленина, они увидели этот дом и остолбенели. И даже потеряли дар речи на какое-то время. А потом долго и возмущенно объясняли, почему не должно быть таких домов на ТАКОЙ улице.

Мнение гостивших у нас архитекторов

Это не дом для постоянной жизни, это барак, бытовка на стройке. Да, барак современного типа — безликое сооружение, технологично сделанное из современных материалов. Возможно, квартиры удобны и уютны. Но этого мало. Дом, в котором живут люди, должен быть красив, обладать лицом, эстетикой, должен воспитывать. Должна быть архитектура, форма, то, что организует объемы. А здесь нет архитектуры. Рисунок на фасаде к архитектуре не относится. Это просто раскрашенная коробка. Сейчас она блестит, потому что новенькая. Но долго такие дома не сохраняются. Они очень быстро устаревают и физически, и морально.

Посмотрите на старые дома. Они массово убиты, потому что не поддерживаются. Но они до сих пор красивы! И в руинах красивы! Каждый дом в отдельности не является памятником архитектуры. Но в целом — это историческая среда, которая является фактором эстетическим, этическим, формирующим. Это надо сохранять. В Норвегии деревянные срубы стоят по 300–400 лет. За ними ухаживают. В Стокгольме в центре города сохранилась историческая застройка — малюсенькие деревянные домики, внешне — ничего особенного. Они находятся под охраной, реконструировать их нельзя, даже канализацию провести нельзя. Жить в них дорого, но люди стремятся там жить. Историческая среда — это очень ценно.

И у вас в Электрогорске есть историческая среда — это улица Ленина. Надо хотя бы что-то на ней сохранить. А новые дома должны гармонично вписываться в эту среду. Дом на Пионерской возле клуба вписался, Ленина-14 тоже вписался. А этот дом-барак дисгармоничен, на нем спотыкаешься взглядом. Такие дома возникают, как паразиты, не на новом месте, а там, где есть жизнь. Начинают размножаться и убивать жизнь и красоту.